Электронные кошельки

23643

  • Разработка мобильных приложений

  • Прием платежей на сайте — платежная система «GB Pay»

Электронные деньги догоняют интернет-банкинг

Рост российского рынка электронных платежных систем составил 24%. К таким выводам пришли аналитики компании Json & Partners Consulting. По их оценкам, в ближайшие годы рынок ЭПС будет расти и увеличивать свою долю относительно других способов оплаты. При этом ключевым драйвером роста эксперты называют дистанционные финансовые сервисы, доля которых выросла с 49% в 2012 году до 70% в 2019 году.

В исследовании отмечается, что электронные деньги растут быстрее интернет-банкинга. Так, в 2012 году оборот первых составил 281 млрд руб. (рост на 72% по сравнению с 2011 г.), а оборот интернет-банкинга — 591 млрд руб. (рост на 39%). При этом 75% платежей через интернет-банкинг составили денежные переводы. Как ожидают аналитики, к 2017 году оборот рынка мобильного банкинга достигнет 1,8 трлн руб.

Опережающий рост небанковских сервисов связан с оплатой услуг сотовой связи, которая занимает около половины рынка, а также с оплатой за Интернет и услуги ЖКХ. При этом продолжает активно развиваться и интернет-банкинг, поскольку более 95% пользователей банковских карт в России имеют мобильный телефон и свыше 60% — доступ в Интернет. Развитие интернет-банкинга обусловлено его удобством и простотой использования для многих граждан. А дальнейшее распространение банковских продуктов и развитие сервисов ДБО повлияет на расширение использования этой услуги в будущем.

По мнению экспертов, в ближайшие два года использование интернет-банкинга в России вырастет в 2,5-3 раза, около 20% владельцев карт будут использовать эту услугу.

Электронные платежи (кошельки / деньги)


Превратить обычные деньги в «электронные» теперь можно с помощью банковской карты

Сегодня при наличии банковской карты можно быстро и легко совершать покупки в интернете: не выходя из дома, за пару минут оплатить авиабилет или заказать редкую книгу. Расплачиваться картой во Всемирной сети стало безопаснее, ведь за такими операциями круглосуточно «следят» мощные банковские антифродовые системы. Однако в определенных ситуациях все же удобнее использовать электронные кошельки. Подробнее о том, что это такое и зачем они нужны, — в этой статье.

Электронные кошельки (WebMoney, QIWI Кошелек, Яндекс.Денеги. и др.) позволяют их владельцам за считанные секунды, не выходя из дома, как переводить деньги, так и получать их. Расстояние в данном случае не имеет значения, даже если плательщик и получатель находятся в разных точках земного шара. В отличие от банковских карт при оплате товаров или услуг с использованием электронного кошелька пользователю не нужно обозначать свои реквизиты — достаточно знать реквизиты получателя средств. Электронные деньги можно быстро перекладывать из одного кошелька в другой, а также переводить в наличные.

По данным ассоциации «Электронные деньги», количество россиян, воспользовавшихся электронными кошельками, составило около 20 млн человек, а суммарный объем операций достиг 40 млрд рублей. При этом лидерами российского рынка виртуальных денег в категории «интернет-платежи» являются Яндекс.Деньги и WebMoney. В совокупности им принадлежит 90% рынка.

Чтобы стать обладателем электронного кошелька, нужно просто положить в него определенную сумму денег. Раньше это можно было сделать, дойдя до банкомата или киоска, где продаются карты предоплаты. Сегодня же процесс перевода бумажных денег в электронные существенно упростился, так как некоторые банки внедрили технологии, позволяющие наполнять виртуальные кошельки с помощью пластиковой карты. Такие услуги предоставляют, к примеру, ОАО «Альфа-Банк», ВТБ24, Сбербанк.

Альфа-Банк предоставляет достаточно широкий спектр услуг в этой области. Благодаря реализованной им новой технологии клиенты любого российского банка (держатели пластиковых карт) получили возможность мгновенно пополнять web-кошелек Яндекс.Деньги. Чтобы это сделать, достаточно один раз зарегистрировать пластиковую карту через банкомат Альфа-Банка, «привязав» таким образом ее к электронному кошельку Яндекс.Деньги. Чтобы привязка произошла, нужно: указать номер кошелька, сумму пополнения, ввести номер телефона для последующей авторизации через одноразовый SMS-пароль и затем подтвердить регистрацию на сайте системы электронных денег. В дальнейшем при совершении операций через личный кабинет вводить реквизиты карты больше не потребуется, достаточно будет воспользоваться одноразовым SMS-паролем. Для такой «привязки» подходит любая карта Visa или MasterCard, позволяющая расплачиваться через интернет. Такие же возможности получили и пользователи системы WebMoney. Кстати, комиссия при пополнении виртуального кошелька картой составит менее 4% — гораздо ниже комиссии платежных терминалов.

Клиентоориентированность всегда была одним из основных принципов работы Альфа-Банка. Это подтверждает и то, что банк готов предоставить удобный доступ к электронным кошелькам не только для своих клиентов, но и для всех держателей пластиковых карт. Однако возникает вопрос: зачем использовать web-кошелек, если можно оплатить покупку банковской картой? Электронные кошельки нужны хотя бы потому, что не все интернет-продавцы принимают к оплате «пластик», так как не могут позволить себе установку необходимого оборудования. А процесс подключения к приему платежей через электронные платежные системы чрезвычайно дешев и прост как в техническом, так и в юридическом плане.

Несмотря на то что пластиковые карты стремительно становятся популярными у наших соотечественников и появляется все больше возможностей для их применения во Всемирной сети, всегда будут существовать небольшие магазины, в которые банки не могут прийти физически и установить оборудование для интернет-эквайринга (приема к оплате банковских карт через Всемирную сеть).
Кроме того, некоторые магазины используют для расчетов с покупателями электронные кошельки потому, что опасаются так называемых чарджбэков — процедуры отмены покупателем уже совершенного с помощью банковской карты платежа. В случае же с виртуальными кошельками все трансакции являются мгновенными и безотзывными.

Ну и наконец, преимущество web-кошельков заключается в том, что с их помощью владелец может не только расплачиваться за покупки, но и получать деньги. К примеру, это может быть гонорар за выполненную работу или деньги, вырученные за продажу в интернете вдруг ставшей ненужной вещи.

Электронные деньги пока не могут вытеснить наличные платежи

Электронные деньги (ЭД) пока не могут вытеснить наличные платежи. Опрос Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) показал, что ими пользуется лишь треть граждан, имеющих доступ к интернету. Участники рынка объясняют невысокий уровень проникновения виртуальных денег тем, что отрасль только развивается.

НАФИ подготовило исследование, опросив 1,6 тыс. человек из 140 населенных пунктов в 42 российских регионах. Согласно его результатам, 81% россиян, пользующихся Интернетом, знают об электронных платежных системах (ЭПС). Треть из них (31%) за последние 12 месяцев оплачивали в Интернете покупки через электронные кошельки, остальным 69% этого делать не приходилось, но они говорят, что «слышали о такой возможности».

Основная причина, которая сдерживает использование электронных кошельков, — верность наличным деньгам. «Мне удобнее осуществлять наличные платежи», — так ответили 47% респондентов, знающих про ЭПС, но не пользующихся ими. 27% заявили, что не доверяют ЭПС, чуть меньше — 20% — признались, что не умеют ими пользоваться, 10% недовольны комиссией за подобные платежи, 6% уверяют, что не могут оплатить нужные услуги или товары.

Как отмечают в НАФИ, опрос выявил такую тенденцию — чем чаще респондент пользуется Интернетом, тем меньше у него недоверия к ЭПС. Также уровень доверия к виртуальным деньгам повышается по мере роста доходов граждан.

Как указывает директор по исследованиям НАФИ Тимур Аймалетдинов, финансовые операции в представлении обывателя — это всегда излишне формализованные процедуры, в которых ответственным лицом выступает конкретный официальный представитель банка.

«Уверенность в том, что операция будет совершена успешно и в срок, по привычке порождается квитанцией об оплате, печатью банка и подписью сотрудника, — продолжает он. — В случае с интернет-платежами значительная доля ответственности ложится на самого клиента, совершающего денежные операции, — именно эти страхи и вызывают недоверие или сомнения».

Согласно данным Ассоциации электронных денег, за 2010 год объем рынка ЭД вырос на 75%, с 40 млрд до 70 млрд рублей, а число активных пользователей увеличилось на 50% — до 30 млн человек. По прогнозам ассоциации, в этом году рынок вырастет вдвое — до 140 млрд рублей.

«Недоверие россиян к платежным операциям, совершаемым через Интернет, — проблема временная, — считает Аймалетдинов. — Многим остается непонятным, как вести себя в ситуации, когда что-то пойдет не так. Неуверенность в способности легко освоить сложные, на первый взгляд, системы платежей порождает нежелание их использовать, способствует желанию отложить, что называется, «на потом».

Представители компаний, работающих на рынке электронных денег, согласны с тем, что отрасль пока лишь развивается. «Россияне в большинстве своем только пробуют на вкус удобство заказа товаров или услуг в Сети и привыкают к этому, — считает PR-директор платежного сервиса QIWI Александра Высочкина. — Использование электронных денег — это своего рода культура, которая не может появиться сама собой в очень короткий срок».

Как добавляет руководитель направления развития платежной системы «Деньги@Mail.ru» Наиля Замашкина, нет ничего удивительного в том, что многие соотечественники еще не в полной мере осознали все преимущества электронных денег: «Пользователям нужно привыкнуть к интернет-оплате. Как показывает практика, сначала посетитель знакомится с информацией, представленной в Сети, затем начинает искать там товары и услуги и только потом приобретает их через Интернет. Так что у российской интернет-аудитории все впереди».

Рост рынка ЭД может сдерживаться развитием банковских интернет-платежей. Стремясь перевести клиентов на обслуживание через дистанционные каналы, банки совершенствуют свои технологии и снижают тарифы за оплату услуг в Интернете.

Как рассказывает начальник отдела ДБО ВТБ 24 Елена Дегтева, преимущества платежей, осуществляемых через интернет-банкинг, в том, что всегда можно получить документ с отметкой банка о проведенном ранее платеже. «В банках более высокий уровень защиты, соответственно можно переводить большие суммы, а также более простой и менее затратный способ снятия наличных», — поясняет Дегтева.

Но в то же время она указывает на такие преимущества платежей через электронные кошельки, как более широкий список получателей по сравнению с банками и шаговая доступность, которую обеспечивают, в частности, терминалы.

Впрочем, участники рынка отмечают, что они скорее сотрудничают с банками, чем конкурируют. «Многие банки взаимодействуют с платежными системами и именно через них предоставляют такой сервис своими клиентам», — подчеркивает Александра Высочкина.

По мнению Наили Замашкиной, серьезно усилить конкуренцию могут мобильные операторы, которые выйдут на рынок со своими платежными системами. «Но пользователь от такого разнообразия игроков только выиграет», — утверждает она.

«Электронные кошельки» берет под контроль Центробанк

Оборот «электронных денег» станет прозрачнее. Надзирать за организациями, которые выпускают «виртуальные банкноты», сможет Центробанк. Такая норма заложена в законопроекте о национальной платежной системе (есть в распоряжении «РГ»). Уже на этой неделе документ будет отправлен на согласование в другие ведомства, обещал вчера глава департамента минфина Сергей Барсуков.

В проекте есть специальная глава, посвященная электронным деньгам. По четырем основным моментам этого раздела согласие практически достигнуто, говорит Барсуков: электронные деньги надо регулировать, делать это будет ЦБ, операторы электронных денег не смогут выдавать кредиты, а требования к ним будут мягче, чем к банкам.

По сути дела, речь идет о том, чтобы узаконить деятельность таких систем, как «Яндекс. Деньги», WebMoney. Сейчас их положение в законодательстве практически не прописано, по законопроекту такие организации смогут получить статус операторов. Но для этого им надо соответствовать ряду критериев. Чистые активы таких организаций должны быть не менее 10 миллионов рублей, их руководители — иметь высшее экономическое, юридическое образование или быть дипломированными программистами и не иметь судимости. Каждая организация должна будет направить в Центробанк регистрационное заявление. Кроме того, на операторов, которые не являются кредитными организациями, накладываются некоторые ограничения: деньги клиентов-физлиц должны обязательно находиться на отдельном банковском счете, который открывает оператор, их можно использовать исключительно для выполнения поручений клиента. Как-либо инвестировать средства клиентов операторы, в отличие от банков, не смогут. Открывать счет они будут обязаны в кредитной организации, которая работает на рынке не меньше трех лет. Если оператор не станет выполнять требования, то ему могут запретить заниматься работой с электронными деньгами.

Не исключено, что операторы создадут и собственный гарантийный фонд. Во всяком случае, в законопроекте такая возможность предусматривается. При использовании «электронных кошельков» гражданами оператор не обязан идентифицировать клиентов, если сумма в кошельке не превышает 15 тысяч рублей. В противном случае вступает в силу закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов». Юрлица смогут получить деньги от физлиц в том случае, если они пройдут идентификацию.

Однако пока неясно, будет ли в законе о национальной платежной системе специальная глава, посвященная национальной системе платежных карт. В ней должна идти речь о том, как государство сможет взаимодействовать с банками, которые возьмут на себя выпуск и обслуживание пластиковых карт для получения социальных услуг и оплаты государственных услуг. Минфин считает, что этот раздел лучше включить в закон о государственных и муниципальных услугах. Самый спорный момент — как будет выглядеть пул таких банков: в форме акционерного общества или некоммерческого партнерства.

Банкиры опасаются, что размер участия банка в АО будет определяться исходя из его доли на рынке. Для небольших и средних банков это невыгодно. Между тем конкуренция создаст условия для того, чтобы услуги по «пластику» были дешевле, считает глава ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков. Антимонопольщикам надо дать возможность следить за тарифами и комиссионными платежами таких систем, говорит он. Но должны быть и стимулы, чтобы от наличных расчетов люди постепенно переходили к безналичным платежам, полагает Аксаков. По его мнению, надо буквально обязать торговцев устанавливать платежные терминалы. У человека должно быть право на проведение любых расчетов в любом месте — в безналичной и в наличной форме. В России выпущено более 130 миллионов платежных карт, но 92 процента операций по ним — это снятие налички, говорит Аксаков.

По оценкам ассоциации «Электронные деньги» оборот российских электронных платежных систем в прошлом году составил около 40 миллиардов рублей. Общее количество пользователей электронных средств оплаты оценивается в 20 миллионов человек.

Карточным платежным системам выгодно распространение электронных кошельков

Такие компании, как Visa, MasterCard, Discover или Amex, получат значительную прибыль от роста популярности электронных платежных систем. Чтобы расширить базу клиентов, они стимулируют к приему онлайн-платежей розничных торговцев и телефонные компании.

В какой-то день потребители могут полностью отказаться от пластиковых кредитных карт, но это не скажется на платежных гигантах. Переход на e-кошельки окажется благом для Discover, MasterCard, Visa, American Express. Благодаря тому, что люди начнут хранить в электронном виде кредитные карты, карты лояльности розничных сетей, купоны и даже билеты, значительно увеличится финансовый сегмент рынка. И все компании – от Google и Apple до Microsoft и PayPal, стремятся получить выгоду от зарождающегося бизнес-направления.

Старший вице-президент отдела новых платежных технологий MasterCard Марио Шилиашки (Mario Shiliashki) указал: “В течение следующих 10, 20, 30 лет e-кошельки помогут нашему бизнесу расти даже быстрее, чем те темпы, которые мы показывали в последние десятилетия”.

В глобальном масштабе, 85 процентов сделок до сих пор совершается при помощи наличных расчетов. И только 15 процентов покупок люди оплачивают кредитными картами. Поэтому в данном секторе еще очень много свободного пространства для внедрения электронных кошельков. Шилиашки восторженно сообщил: “Для нас такая ситуация является превосходной возможностью… Это открывает для нас огромную взлетную полосу. Мы сможем по-настоящему революционизировать мир и оцифровать платежи”.

Вместе с тем, Марио Шилиашки и другие эксперты уверены в одном. Несмотря на то, что дни пластиковых кредиток сочтены, они не исчезнут в одночасье, а будут выходить из оборота постепенно. В течение 50 лет они являлись надежным и безопасным средством оплаты, и потребители еще долго будут за них держаться.

Главный аналитик Yankee Group Ник Холланд сказал: “Со временем пластиковые карты уйдут. Но это не значит, что их компании-эмитенты исчезнут из бизнес-среды. На самом деле, я не могу говорить о хорошем будущем какой-либо платежной системы, которая не заключила сделку с, по крайней мере, одной из крупнейших сетей кредитных карт”.

В самом деле, такие платежные системы, как Google, PayPal, Isis, зависят от держателей кредитных карт, а значит и от MasterCard или Visa. Причем, если первая компания-эмитент сотрудничает с системами онлайн-платежей, то Visa и American Express работают над созданием собственных цифровых бумажников.

На MWC MasterCard и Visa заявили о внедрении новых технологий, позволяющих быстро, легко и безопасно оплатить любой товар или услугу с помощью e-кошельков. Visa объявила о новом партнерстве с Samsung, которая будет устанавливать во всех своих будущих продуктах NFC-чипы. Благодаря этому, все они могут играть роль платежных терминалов, работающих по принципу tap-and-go.

«Электронные кошельки» не отдадут конкурентам без боя всемирную сеть

Банкам, которые активно осваивают интернет, приходится конкурировать здесь с «электронными кошельками». Рынок интернет-платежей формировался под прямым влиянием психологии интернет-аудитории. Исторически сложилось так, что от пользователей сети практически нигде не требовалось указывать реальные анкетные данные, предъявлять документы или иным образом себя идентифицировать. До определенного момента идентификация при пользовании онлайновыми платежными услугами также была необязательной: зарегистрироваться в платежных системах можно было без указания реальных (то есть подтвержденных) персональных данных. Несколько щелчков «мышкой» – и электронный кошелек открыт. Счет пополнялся через какую-либо фирму-обменник или уличный платежный терминал, где опять же никто документы не требовал. Нетрудно заметить, насколько сильно все это отличается от традиционных банковских услуг.
Только ужесточение законодательства в части противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, начало изменять ситуацию. Для вывода крупных сумм из онлайновых платежных систем, а также для совершения крупных платежей операторы в обязательном порядке стали требовать идентификацию личности.

Сегодня безусловными лидерами в сфере интернет-платежей являются старейшие платежные системы «Яндекс.Деньги» и WebMoney. В сумме они занимают более 42% отечественного рынка, при этом каждому принадлежит примерно равная доля. Несмотря на только что завершившуюся острую фазу кризиса, уже в 2009 году ведущие платежные системы показали заметный рост. По оценке Натальи Хайтиной, заместителя генерального директора электронной платежной системы «Яндекс.Деньги», обороты увеличились на 40%. В денежном выражении годовой оборот системы WebMoney достиг $7,52 млрд при более чем 100 млн транзакций. С лета 2008-го года по лето 2009-го пользователи «Яндекс.Деньги» совершили 16 млн транзакций, а суммарный оборот системы вырос в 1,5 раза. Все прочие платежные системы (RBK Money, Деньги@Mail.ru, Z-Payment, LiqPay, «Единый кошелек» (W1) и другие) пока не могут похвастаться сравнимыми достижениями.

Отдельно стоит упомянуть систему Qiwi. Этот брэнд был выведен на рынок «Объединенной системой моментальных платежей» в 2008 году, а уже в 2009-м, по сведениям ассоциации «Электронные деньги», его оборот по интернет-кошелькам составил более 11 млрд рублей. Правда, Qiwi не является в полном смысле слова онлайновой платежной системой – брэнд более известен благодаря платежным терминалам. К тому же Qiwi нередко используют в качестве промежуточной точки для пополнения «кошельков» перечисленных выше платежных систем, хотя подобную операцию трудно назвать выгодной для клиента. По данным представителей «Яндекс.Деньги», размер комиссии Qiwi может достигать 20% плюс дополнительная комиссия самих «Яндекс.Денег» в размере 1%.

Для многих пользователей всемирной паутины онлайновые платежные системы были и остаются предпочтительным, а то и единственным способом оплаты товаров и услуг через интернет. Причина не только в простоте использования, но и в более высоком уровне защиты: ты не рискуешь данными своей платежной карты. Кроме того, так более удобно совершать покупки, а скорость прохождения платежей оказывается даже более высокой.

Бизнес-перспектива. «Заточенность» «электронных кошельков» под частных пользователей не всегда является преимуществом, особенно когда необходимо расширять бизнес. Например, для предпринимателей и юридических лиц отсутствие у электронных платежных систем первичных документов (то есть чеков, счетов-фактур и других элементов документальных подтверждений платежей) оказалось очевидным минусом. Есть и другие проблемы.

Одной из них стало различие юридических моделей участников рынка, затрудняющее ведение отчетности. Так, если система «Яндекс.Деньги» оперирует российскими рублями, то имеющие хождение в системе WebMoney электронные деньги, эквивалентные рублю (так называемые WMR), заявлены как ценные бумаги, а конкретнее – электронные чеки на предъявителя (ЭЧП). При этом ни юристы, ни специалисты по бухгалтерии, ни налоговики так до сих пор и не пришли к единому мнению, являются ли WMR легитимными ценными бумагами.

Противники такой позиции подчеркивают, что бездокументарными, согласно статье 149 ГК РФ, могут быть только именные ценные бумаги, а значит, чек на предъявителя не может существовать в электронном виде. С другой стороны, Высший арбитражный суд при вынесении решения по иску ООО «Гарантийная компания» к столичной налоговой инспекции счел, что ЭЧП полностью соответствуют требованиям действующего законодательства. Но точку в этой истории ставить рано: на апрель 2011 года намечено новое рассмотрение дела в кассационной инстанции.

Для упрощения ведения отчетности продавцам, вынужденным принимать от клиентов электронные деньги, приходится обращаться к фирмам-посредникам. Такие посредники (агрегаторы платежных методов) способны принимать оплату любой электронной валютой, при этом продавец заключает один-единственный договор и ежемесячно получает один комплект документов. Основное преимущество заключается в том, что не требуется заводить собственные «электронные кошельки», заключать отдельные договоры с каждой платежной системой и вникать в юридические и бухгалтерские тонкости. Недостаток – в дополнительных расходах. Кроме того, это решение создает и другую проблему: в случае технических неполадок у посредника приостанавливается получение всех платежей сразу.

Мутный денежный поток. Неясный правовой статус электронных денег и отсутствие адекватной правовой базы подталкивают некоторых пользователей к реализации сомнительных схем или разнообразным правонарушениям. Самый яркий пример – «финансовая пирамида» МММ-2011 Сергея Мавроди, которая прямо в эти минуты успешно возводится на базе системы WebMoney. В начале января мошенник описал в своем блоге новую схему, заявив открытым текстом, что речь идет именно о пирамиде.

Представители WebMoney в ответ заверили общественность, что все факты «нездоровой активности» владельцев «электронных кошельков» будут отслеживаться компанией, которая будет препятствовать нелегальному использованию «кошельков». На это Сергей Мавроди отреагировал следующим выпадом: «Чушь это все… В том смысле, что вычислить участника системы невозможно. И никакой «подозрительной активности» у него не будет. Перевод в месяц-два, вот и вся «активность».

Другая распространенная схема с применением электронных денег – получение оплаты за товары и услуги без заключения договоров и выплаты сопутствующих налогов. В частности, такую форму расчетов используют фрилансеры и их работодатели. Причем нетрудно догадаться, что эти категории пользователей не спешат легализовываться и вряд ли откажутся от электронных денег в пользу обычных банковских услуг.

По словам Анатолия Аксакова, депутата Государственной думы и президента Ассоциации региональных банков, обо всех этих проблемах законодателям хорошо известно, и именно их призван решить новый закон «О национальной платежной системе», который в настоящее время готовится к принятию. «Контроль со стороны ЦБ и Росфинмониторинга, институт лицензий – все это станет дополнительными механизмами контроля и регулирования, – поясняет Аксаков. – Потому что деятельность платежных систем, безусловно, порой вызывала подозрения с точки зрения обналичивания средств, схем по уходу от уплаты налогов. И если раньше деятельность таких систем, как WebMoney, могла вызывать подозрения, то теперь ЦБ будет пристально за ними следить».

Оценивая обороты и клиентскую базу платежных систем в интернете, можно сделать вывод, что в завоевании этого рынка могут быть крайне заинтересованы банки. При этом нельзя не отметить, что банковские услуги обладают целым рядом конкурентных преимуществ, причем не только для юридических лиц. Так, внутрибанковские переводы, в отличие от переводов в системах WebMoney, «Яндекс.Деньги» и Qiwi, пока в большинстве случаев совершенно бесплатны. Пополнение банковского счета, а также снятие средств в банкоматах зачастую осуществляются без комиссии – сравните это с 20-процентными поборами при некоторых способах пополнения «электрокошельков». Наконец, электронные средства при длительном хранении обесцениваются, а деньги, лежащие в банке, даже на вкладе «до востребования», приносят хоть минимальный, но доход.

Война, которой нет. Олег Анисимов, вице-президент по маркетингу банка «Тинькофф. Кредитные системы» (ТКС), полагает, что конкуренция в сети между банковскими услугами и интернет-сервисами довольно условна и активные интернетчики уже сейчас пользуются обоими возможностями. Тем не менее, невооруженным взглядом прослеживается тенденция, когда ряд кредитных организаций целенаправленно привлекают клиентуру онлайновых платежных систем, а затем предоставляют аналогичные услуги, но на более выгодных условиях.

На этапе привлечения банки дают возможность удобно и с минимальной комиссией пополнять «электронные кошельки» непосредственно со счетов. В этом отношении наиболее продвинутым является Альфа-банк, позволяющий пополнять кошелек «Яндекс.Деньги» с нулевой комиссией, а также дающий возможность беспроблемно конвертировать в рубли WMR WebMoney. Нет сложностей с пополнением виртуальных кошельков и у клиентов ТКС, и у обладателей карт Связного-банка. Банк ТКС недавно сделал еще одно интересное предложение для интернет-аудитории, объявив о выпуске кобрэндинговой карты для пользователей социальной сети «Одноклассники», которая в некотором смысле тоже является платежной системой, поскольку в ней имеет хождение собственная «валюта» для оплаты внутренних услуг.

После открытия полноценного счета в банке клиента постепенно приучают к выводу, что электронные деньги – не единственный и не всегда самый дешевый способ оплаты товаров и услуг. Через обычный интернет-банк вполне можно оплачивать все то же самое (услуги провайдеров, телефон, кабельное телевидение), не говоря о совершении платежей на произвольные реквизиты. На данный момент нет также и особых проблем с оплатой банковскими картами товаров в интернет-магазинах, поскольку все те же агрегаторы платежных методов давно принимают «пластик». Иными словами, у пользователей остается все меньше и меньше причин возвращаться к своим «электронным кошелькам».
Другое дело, что открытие пластиковой карты, требующее физического присутствия в офисе банка, предъявления документов и нескольких дней ожидания, сильно отличается от ввода нескольких слов при регистрации на сайте онлайновой платежной системы. Бюрократия и ожидание вызывают у интернетчиков раздражение, хотя процедура идентификации владельцев «электронных кошельков» сопряжена с такими же проблемами. Но банки идут навстречу клиенту. Наибольших успехов здесь добились все те же ТКС и Связной-банк. Первый при открытии счета направляет к новому клиенту своего курьера, а второй использует для выдачи карт огромную сеть салонов «Связной», которые часто находятся в шаговой доступности.

На чужой территории. Но и онлайновые платежные системы не намерены легко сдаваться. В настоящее время они укрепляют свои позиции, расширяя перечень услуг за счет захвата чужой территории, традиционно принадлежащей банкам. С недавних пор через «Яндекс.Деньги» можно оплачивать штрафы ГИБДД, совершать налоговые платежи, а также платежи на произвольные банковские реквизиты. Подобные услуги предоставляет и Qiwi. Кроме того, «Яндекс.Деньги» и Qiwi предлагают клиентам виртуальные банковские карты, предназначенные для оплаты услуг в интернете. Эти карты свободно принимаются PayPal и другими международными платежными системами.

Как поясняет заместитель генерального директора «Яндекс.Деньги» Наталья Хайтина, более 60 % такого рода транзакций – налоги, штрафы, произвольные реквизиты – приходятся на регионы. «Мы еще на запуске предполагали, что платить налоги и штрафы в основном будет немосковская публика из постоянных клиентов. Так и получилось. А вместе с ними пришли и те, кто только открыл счет в системе и сразу воспользовался новыми формами оплаты». Подобным способом совершения платежей пользуются, в первую очередь, те клиенты, которые не любят тратить время в очередях и при этом, как правило, не имеют собственного банковского счета или доступа к нормальному интернет-банку.

С принятием закона «О национальной платежной системе» весь этот рынок может сильно измениться. Онлайновым платежным системам придется подчиниться новым правилам, и некоторый отток пользователей станет неизбежным. Правда, у них еще остаются надежды на снисхождение законодателей. «Мы согласны с тем, что многие электронные деньги должны отвечать определенным правилам по отчетности, резервированию средств, работе с клиентами. С другой стороны, если платежная система проводит сторублевые платежи и не дает миллионных кредитов, то, очевидно, требования к ней должны быть несколько иными, чем к банкам», – говорит Наталья Хайтина из «Яндекс.Деньги».

Но очевидно, что банки уже заняли свою нишу на этом рынке, и весь вопрос в том, остановятся ли они на достигнутом. Популярность же банковских услуг в интернете будет расти в любом случае – особенно если банки будут уделять больше внимания как повышению безопасности, так и обеспечению доступности своих сервисов.

Электронные деньги расширяют платежные возможности

Пользователи систем электронных денег теперь смогут проводить платежи на любые суммы, а не на максимально разрешенные антиотмывочным законодательством 15 тыс. руб., как это было до сих пор. Это станет возможным благодаря сервису онлайн-идентификации, запускаемому системой «Яндекс.Деньги» и бюро кредитных историй (БКИ) «Эквифакс кредит сервисиз». По пути онлайн-идентификации клиентов готовы пойти и другие системы электронных денег и даже некоторые банки.

Вчера система «Яндекс.Деньги» объявила о запуске сервиса онлайн-идентификации клиентов. Основной целью сервиса является увеличение максимальной суммы платежа, проводимого пользователями системы. Согласно закону о борьбе с отмыванием денег (115-ФЗ), без идентификации личности плательщика максимальная сумма платежа не может превышать 15 тыс. руб., кроме того, с вступлением в силу закона «О национальной платежной системе» появилось и еще одно ограничение — без идентификации месячный оборот средств клиента не должен превышать 40 тыс. руб. Онлайн-идентификация эти ограничения снимает. Партнером компании «Яндекс.Деньги» в рамках нового сервиса выступило крупнейшее бюро кредитных историй «Эквифакс кредит сервисиз».

«Яндекс. Деньги» на 100% принадлежит Yandex.N.V. На начало 2011 года в системе было зарегистрировано более 8 млн счетов. По данным исследования TNS за февраль 2011 года, в Москве 61% клиентов систем электронных денег пользуются сервисом «Яндекс.Деньги» (системами WebMoney — 43%, «QIWI.Кошелек» — 30%).

«Эквифакс кредит сервисиз», по данным «РБК.research», является крупнейшим БКИ с долей рынка 37%. База бюро насчитывает более 72 млн историй более 43 млн заемщиков.

Для удаленной идентификации новый сервис предполагает использование базы данных кредитных историй «Эквифакс кредит сервисиз». Держателю кошелька в системе «Яндекс.Деньги» необходимо будет ввести на странице системы свои паспортные данные. «После этого клиенту предстоит ответить на четыре вопроса о своей кредитной истории,— поясняет гендиректор «Эквифакс кредит сервисиз» Олег Лагуткин.— Вопросы формируются на основании кредитной истории конкретного клиента, вероятность совпадения с другим клиентом — около 0,01%».

Нововведение должно существенно облегчить жизнь пользователям систем электронных денег, чьи платежи не ограничены лимитом 15 тыс. руб. «Мы видим, что уже 5% наших клиентов пользуются идентифицированными счетами, но до сих пор пройти эту процедуру они могли только офлайн, приехав для этого с паспортом в офис компании «Яндекс.Деньги» или одного из наших партнеров или отправив нам бумажное заявление с нотариально заверенной подписью»,— указывает пресс-секретарь сервиса «Яндекс.Деньги» Ася Мелкумова. Онлайн-идентификация, которая будет занимать около 15 минут, будет особенно востребована, например при оплате авиабилетов, где суммы платежа чаще всего превышают 15 тыс. руб., уверена госпожа Мелкумова.

Пока воспользоваться новым сервисом смогут лишь те клиенты системы «Яндекс.Деньги», чьи кредитные истории хранятся в БКИ «Эквифакс кредит сервисиз» (около 80%). В компаниях «Яндекс.Деньги» и «Эквифакс кредит сервисиз» сообщили, что соглашение между сторонами неэксклюзивно, но пока договоренностей с другими участниками рынка нет. Впрочем, крупнейшие системы электронных денег признают необходимость онлайн-идентификации. По словам гендиректора системы «QIWI. Кошелек» Андрея Попкова, сейчас компанией рассматриваются разные способы удаленной идентификации — с помощью «Почты России», систем денежных переводов, банков. В WebMoney сообщили, что используют удаленную идентификацию с помощью данных банков при привязке к электронным кошелькам банковских карт и расчетных счетов.

Сервис удаленной идентификации, предложенный «Эквифакс кредит сервисиз», может быть востребован и банками. «Мы обсуждаем сотрудничество с данным БКИ, внедрение этой системы позволило бы нам рассматривать онлайн-заявки на кредиты с учетом данных о кредитной истории заемщика, то есть давать по такой заявке готовое решение»,— говорит член правления банка «Траст» Григорий Варцибасов.

Рынок электронных денег в России растет

Виктор Достов

Виктор Достов

По словам Виктора Достова, в прошедшем году рынок электронных денег в России продолжил устойчивый рост. Объем пополнений электронных кошельков вырос с 40 до 70 млрд рублей, число активных клиентов за прошлый год увеличилось на 50% и достигло 30 миллионов.

Несомненно, важнейшим событием 2010 года стало внесение в Государственную Думу законопроекта «О национальной платежной системе», который в настоящее время готовится ко второму чтению. Виктор Достов рассказал, что в законопроекте останется пункт о безотзывности платежей, но в ограниченном варианте. Исключен пункт об отмене 103 ФЗ, что хорошо для отрасли. Пункт о локализации иностранных операторов, предложенный в законопроекте, который должен повысить уровень конкуренции за счет развития российских платежных систем и обеспечения для них равных с международными условий, воспринимается отечественными участниками рынка неоднозначно. Однако члены АЭД считают этот момент в законопроекте положительным.

Вместе с тем факт того, что закон «О национальной платежной системе» еще не принят плохо влияет на развитие рынка электронных платежей. Дело в том, что в условиях неопределенности ряд игроков весьма неактивно выходит на рынок.

Другим значимым шагом в области законодательного регулирования было вступление в силу Федерального закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Впервые в России контроль за кредитной деятельностью на нерегулируемых ранее рынках был передан Министерству финансов.

В прошедшем году заметно выросла активность государства в сфере сотрудничества с электронными платежными системами. Государство планирует в ближайшее время ввести универсальную электронную карту, часть функционала которой планируется реализовывать с использованием электронных платежей. Также расширяются возможности платежей в адрес государственных организаций: на портале госуслуг предусмотрено подключение различных способов оплаты.

Президент Российского Микрофинансового Центра (РМЦ) Михаил Мамута отметил, что электронные платежи постепенно получают признание как фактор не только локального, но и глобального развития. Страны «большой двадцатки» в Торонто обратили внимание на необходимость активизировать работу по внедрению финансовых услуг для населения и одним из важных инструментов достижения этой цели назвали высокотехнологические способы платежей. В Канаде были сформированы девять принципов инновационного охвата финансовыми услугами, а на саммите G20 в Сеуле принят соответствующий план действий. Таким образом, политика России в области развития платежных инструментов будет скоординирована с мировой стратегией.

Кирилл Петров, управляющий директор компании i-Free, рассказал о сервисах на базе NFC (Near Field Communication), широкое внедрение которых в России началось в прошлом году. Сразу несколько банков стали предоставлять услугу бесконтактной оплаты поездок в метрополитене при помощи специальных платежных карт с NFC-интерфейсом. Пилотные решения бесконтактной оплаты проезда в метро запустили компании МТС и «МегаФон». Компания «Технологии процессинга» реализовала пилотный проект для аэроэкспрессов: теперь проезд в них можно оплатить при помощи сотового телефона с поддержкой NFC. Сама компания i-Free начала опытную эксплуатацию платежной системы, полностью базирующейся на NFC-технологиях в рамках своего проекта «Школа Онлайн».

Генеральный директор «Яндекс.Деньги» Евгения Завалишина подчеркнула, что в ближайшие два года в сфере электронных платежей будет происходить «уход в оффлайн». Об этом как раз свидетельствует активное развитие NFC-технологий, что оценивается, как технологический прорыв. Вместе с тем, Евгения Завалишина заметила, что электронные платежи вполне возможно производить с помощью мобильного телефона и мобильного Интернета. Это, в какой-то степени, проще и не требует построения специальной инфраструктуры. «NFC не имеет будущего», — считает Евгения Завалишина. В любом случае, 2011 год станет определяющим в том, как будет развиваться технология NFC.

Петр Дарахвелидзе, директор по развитию компании WebMoney рассказал, что за последний год заметно вырос интерес банков к взаимодействию с операторами электронных денег. В частности, реализованы проекты по интеграции «Альфа-Банка», «Сбербанка» и других крупных банков с кошельками WebMoney, QIWI и «Яндекс.Деньги». Теперь возможно пополнение электронных кошельков с кредитных карт. Реализована интеграция кошельков с интернет-банкингом и сетями банкоматов. Кроме того, быстро растет рынок виртуальных карт, продаваемых через системы электронных денег.

Председатель совета директоров компании QIWI и председатель комитета по платежным системам и банковским инструментам Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ) Борис Ким, напомнил, что рост рынка электронных денег в 2010 году существенно повысил привлекательность платежных систем как активов. Так, значимыми событиями стали продажа части акций QIWI Ltd. японскому холдингу Mitsui&Co, а также IPO Mail.ru Group, обладающей долями в платежных системах QIWI и «Деньги.Mail.ru».

Виктор Достов в заключение отметил важную роль Ассоциации в развитии регулирования. АЭД стала консолидированным представителем рынка в законотворческих и регулирующих органах. В 2010 году АЭД начала активное взаимодействие с FATF и РосФинМониторингом в рамках борьбы с отмыванием доходов и финансированием терроризма. «Регулярный анализ рынка и активное взаимодействие АЭД со СМИ имели большое значение в формировании позитивного отношения к отрасли и повышению ее прозрачности», — отмечает Виктор Достов.

Электронными платежами будут пользоваться 90% населения

По данным J’Son&Partners, в 2010 году услуги и товары с помощью электронных средств (включая платежные терминалы) оплатили более 36 миллионов россиян, а в 2011 году электронными платежами, по прогнозам, воспользуются около 53 миллионов человек.

В 2011 году электронными платежами в России воспользовались более 53 миллионов человек, а оборот этого рынка превысит 34 миллиарда долларов. К 2014 году оплачивать товары и услуги с помощью электронных средств будет около 130 миллионов россиян, или 90% населения, говорится в исследовании агентства J’Son&Partners, результаты которого предоставил Digit.ru аналитик агентства Владимир Карпенко.

По данным Карпенко, в 2010 году услуги и товары с помощью электронных средств (включая платежные терминалы) оплатили более 36 миллионов россиян, а в 2011 году электронными платежами, по его прогнозам, воспользуются около 53 миллионов человек. Пользовательская аудитория еще несколько лет будет расти на уровне 40% в год. «По нашим оценкам, уровень проникновения интернет-платежей в России к 2014 году может превысить 90%, а общее число пользователей преодолеет отметку в 130 миллионов человек», — говорит он. Аналитик ожидает, что к 2015 году рынок онлайн-платежей достигнет отметки 70 миллиардов долларов, то есть он вырастет вдвое по сравнению с 2011 годом.

Росту проникновения электронных платежей способствует принятие закона «О национальной платежной системе». В июне 2011 года Государственная Дума РФ приняла закон, который придает официальный статус электронным деньгам. По словам Карпенко, оплачивать госпошлины, штрафы и коммунальные услуги онлайн намного удобнее, чем в кассах Сбербанка РФ. Государство активно популяризирует электронные платежные средства и электронные способы оплаты госуслуг. Аналитик уверяет, что и сегодня основной драйвер роста уровня проникновения онлайн-платежей — C2G-платежи, то есть оплата государственных штрафов и пошлин.

Кроме того, популярность электронных платежей возрастает вместе с бурным развитием рынка электронной коммерции. Согласно исследованию ФОМ, в 2011 году оборот российского рынка e-commerce превысит 10 миллиардов долларов, из них 7,3 миллиарда придется на товары, 1,7 миллиарда — на услуги. Самые популярные оплаты — покупка одежды, бытовой техники, электроники и пополнение счета мобильного телефона.

По данным исследовательской компании Data insight, в 30% случаев интернет-оплаты совершаются с помощью электронных платежных систем, например, QIWI, «Яндекс.Деньги», WebMoney и других; 26% — с помощью банковских карт; 19% — со счетов мобильных телефонов.

Электронные деньги: ключевые показатели отрасли

В 2010 году рынок электронных денег в России продолжил устойчивый рост. Объем пополнений электронных кошельков вырос с 40 до 70 млрд руб., число активных клиентов за прошлый год увеличилось на 50% и достигло 30 миллионов.

Ключевые показатели отрасли были представлены на пресс-конференции Ассоциации «Электронные деньги» (АЭД), в которой приняли участие основные игроки рынка электронных платежей — компании i-Free, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI, национальные индустриальные ассоциации НАУМИР и НАУЭТ. На пресс-конференции также был представлен аналитический обзор наиболее значимых отраслевых событий: изменений в области законодательного регулирования, сотрудничества операторов электронных денег с коммерческими и государственными структурами.

Важнейшим событием минувшего года стало внесение в Государственную Думу законопроекта «О национальной платежной системе», который в настоящее время готовится ко второму чтению. Другим значимым шагом в области законодательного регулирования было вступление в силу Федерального закона «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях»: впервые в России контроль за кредитной деятельностью на не регулируемых ранее рынках был передан Министерству финансов.

Заметно выросла активность государства в сфере сотрудничества с электронными платежными системами. Государство поддерживает введение универсальной электронной карты, часть функционала которой планируется реализовать с использованием электронных платежей. Существенно расширяются возможности по платежам в адрес госорганов, в частности был запущен портал госуслуг, открытый для подключения различных способов оплаты.

Электронные платежи постепенно получают признание в качестве фактора не только локального, но и глобального развития. Страны «большой двадцатки» в Торонто обратили внимание на необходимость активизировать работу по внедрению финансовых услуг для населения и обозначили высокотехнологические способы платежей как один из важных инструментов достижения этой цели. В Канаде были сформированы девять принципов инновационного охвата финансовыми услугами, а на саммите G20 в Сеуле принят соответствующий план действий. Таким образом, политика России в области развития платежных инструментов будет скоординирована с мировой стратегией.

Минувший год в России был ознаменован и технологическим прорывом: началось широкое внедрение сервисов на базе NFC (Near Field Communication). Сразу несколько банков стали предоставлять услугу бесконтактной оплаты поездок в метрополитене — при помощи специальных платежных карт с NFC-интерфейсом. Компании МТС и «МегаФон» также запустили пилотные решения бесконтактной оплаты проезда в метро, а компания «Технологии процессинга» реализовала пилотный проект для «Аэроэкспрессов»: проезд в них можно оплатить при помощи сотового телефона с поддержкой NFC. Кроме того, компания i-Free в рамках своего проекта «Школа Онлайн» начала опытную эксплуатацию платежной системы, полностью базирующейся на NFC-технологиях.

Помимо NFC-проектов, сотовые компании активно развивали и мобильную коммерцию. Вслед за «Билайном» и «МегаФоном» сервисы мобильной коммерции запустила и компания «МТС», так что теперь абоненты всех операторов «большой тройки» имеют возможность совершать микроплатежи при помощи мобильного телефона. Аналогичные услуги доступны и абонентам Yota.

Заметно вырос интерес банков к взаимодействию с операторами электронных денег. Были реализованы проекты по интеграции Альфа-Банка, Сбербанка и других крупных банков с кошельками WebMоney, QIWI и Яндекс.Денег, включающие как пополнение кошельков кредитными картами, так и интеграцию кошельков с интернет-банкингом и сетями банкоматов. Стремительно растет рынок виртуальных карт, продаваемых через системы электронных денег.

Еще одним важным трендом минувшего года стала монетизация социальных сетей при помощи электронных денег. В апреле социальная сеть «ВКонтакте» объявила о запуске собственной платежной системы, счета в которой привязаны к персональным аккаунтам пользователей. А в конце года схожее решение было реализовано и в другой крупнейшей российской соцсети — «Одноклассниках».

Рост российского рынка электронных денег в 2010 году существенно повысил привлекательноcть платежных систем как активов. Ключевыми событиями стали продажа части акций QIWI Ltd. японскому холдингу Mitsui&Co, а также IPO Mail.Ru Group, обладающей долями в платежных системах QIWI и Деньги.Mail.ru.

Комментируя итоги минувшего года, председатель АЭД Виктор Достов сказал: «Ассоциация электронных денег сыграла важную роль в развитии регулирования, став консолидированным представителем рынка в законотворческих и регулирующих органах. В 2010 году АЭД начала активное взаимодействовие с FATF и РосФинМониторингом в рамках борьбы с отмыванием доходов и финансированием терроризма. Регулярный анализ рынка и активное взаимодействие АЭД со СМИ имели большое значение в формировании позитивного отношения к отрасли и повышению ее прозрачности».

Перспективы рынка электронных платежей

Участники рынка обсудили перспективы развития электронных платежей в России. Перспективы рынка очень радужные, есть спрос со стороны потребителей, но не хватает одной малости – наличия закона, легитимизирующего данный бизнес.

Мир не стоит на месте, и на место традиционных банковских инструментов приходят новые, все более удобные — и для пользователя, и для банка. Двадцать лет назад в России появились первые пластиковые банковские карты, и вот уже не за горами эпоха электронных денег и мобильных платежей. Напомним, что первый мобильный платеж был осуществлён в 1997 году в Финляндии, когда с помощью мобильного телефона можно было приобрести прохладительный напиток. Сейчас эксперты предрекают этому рынку светлое будущее, полагая, что мобильные платежи займут достойное место в мире транзакций. Количество банкоматов на 1 млн человек в России даже превышает аналогичные показатели в Европе, при том что плотность населения в нашей стране ниже.

Конечно, поддерживать сеть банкоматов нужно, считает генеральный директор компании «Рекон», издатель журнала «ПЛАС» Александр Гризов, выступавший вчера на «круглом столе», посвященном рынку мобильных платежей в России, но при этом стоит понимать, что мероприятие это затратное. При этом доступность финансовых услуг в России невысокая, в рейтинге из 199 стран наша страна на 92-м месте, продолжает, в свою очередь, заместитель директора банковского института Высшей школы экономики Александр Пушко. «У России — громадная территория, а потребители финансовых услуги при этом сконцентрированы в определенных регионах, — поясняет он. – Сельские регионы, регионы с неразвитой инфраструктурой остаются «непокрытыми». Традиционные формы доставки услуг не могут решить эту проблему, поскольку открытие банковских филиалов в регионах часто просто не рентабельно».

В этой связи нельзя недооценивать роль мобильных платежей и мобильного банкинга, уверен А. Пушко. Поскольку явление это новое, но уже получившее распространение во всем мире, в 2007 году Всемирный банк заложил основы регулирования, базируясь на которых, любое государство строит свою регулятивную систему. Что касается российского законопроекта о национальной платежной системе, то, по мнению А. Пушко, несмотря на то, что документ неоднозначен, без него все равно не обойтись.

Напомним, что сотовые операторы уже реализуют возможности мобильных платежей, предоставляя абонентам услугу по оплате товаров и услуг партнерских компаний с помощью либо банковской карты, либо лицевого счета. И как отметил сегодня директор департамента терминальных приложений и мобильной коммерции МТС Дмитрий Трошкин, сейчас к сервису МТС «Легкий платеж» подключено около 2,5 тысячи различных получателей платежей. С сентября 2010 к услуге подключился 1 млн абонентов, и как отметил Д Трошкин, пользователи «Легкого платежа»увеличили затраты на базовые для оператора услуги связи на 20 проц.

Несмотря на то, что комиссионные сборы пока не приносят сотовику серьезных доходов, к 2013 году компания планирует довести свои доходы от мобильных платежей до 15 млн рублей в год.

Что касается позиции банковского сообщества по этому вопросу, то как отметила вице-президент, руководитель Блока информационных технологий Банка Москвы (банка – партнера МТС), Оксана Смирнова-Крелль, увод микроплатежей в сторону самообслуживания или в дистанционную сферу выгоден банку. Интернет-банкинг – вне опасности, и банкиры не опасаются мобильной экспансии. «Мы заинтересованы в создании подобных союзов, если мы находим разумное сочетание», — отметила эксперт.

Правда, для решения проблемы легитимности оказания оператором такой услуги – списания средств с лицевого счета абонента, при каждом списании средств в банке-партнере создается виртуальная предоплаченная карта, на которую и переводится нужная сумма. Напомним, что осуществлять безналичные расчеты могут только денежно-кредитные организации, и помощью обозначенной схемы счет абонента становится аналогом банковскому счету.

Что касается вопросов безопасности, то здесь главное не переборщить, уверены эксперты. А точнее – необходим разумный компромисс между удобством и мерами безопасности. Как отметил начальник процессингового центра Банка Москвы Вячеслав Межов, волноваться за сохранность своего счета не стоит, даже если телефон был утерян или украден. Защита многоуровневая: сервис защищен паролями, а работа с банковской картой через сотового оператора требует наличия рядом самой банковской карты. «Конечно, платежи со счета мобильного телефона менее защищены с точки зрения мошенников, — признает он.- Но у мошенников есть свой почерк, поэтому в банке ведется дополнительный мониторинг транзакций, а также устанавливаются лимиты на объем как транзакций и объем перечисленных средств с одного счета в единицу времени». Например, в лимиты по переводам в пользу «вэб-кошельков» очень низкие, ведь обналичить эти деньги очень легко, поясняет эксперт. А вот в сфере ЖКХ мошенникм делать нечего — вывести деньги оттуда практически невозможно.

В целом мобильные платежи соответствуют и интересам населения и интересам государства, считают эксперты. «Без громоздкой структуры государство получает локальную платежную систему, при этом без вывода данных за рубеж, — отмечает — председатель Ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов. – Это решение идеальной для всех».

При этом В. Достов не считает, что мобильные платежи являются конкурентом электронных денег. «Мы уже не разделяем эти два способа коммерции, — сказал он.- Различия теперь лишь в интерфейсе, которым пользуется клиент».

Рейтинг популярности электронных кошельков в России

Агентство Markswebb Rank & Report выяснило, как изменилась в первом полугодии 2014 года аудитория российских пользователей электронных денег.
Исследование e-Finance User Index 2014 показало, что 19,6 миллионов российских пользователей ежемесячно совершают хотя бы один интернет-платёж. 7 миллионов из них используют для этого электронные кошельки. 18% всех покупок в интернет оплачивается электронными деньгами.

В перечень платёжных операций, совершаемых с помощью виртуальных кошельков, вошли: оплата услуг мобильных и интернет провайдеров, штрафов, налогов, электронных билетов, покупок в интернет-магазинах, денежные переводы между электронными кошельками.

Количество пользователей электронных платёжных систем (млн человек):

Рейтинг популярности электронных кошельков в России

Рейтинг популярности электронных кошельков в России


Популярность электронных платёжных систем среди российских пользователей интернета распределилась следующим образом:

  • 34,4 процента используют электронные деньги WebMoney;
  • 32,3 процента расплачиваются с помощью кошелька Яндекс.Деньги;
  • 24,6 процента совершают платежи с помощью QIWI Visa Wallet;
  • 9,7 процента (примерно 2,7 миллиона человек) пользуются платёжной системой PayPal.

Первое место в рейтинге заняла платёжная система WebMoney, в которой по данным на апрель 2014 года насчитывается около 25 миллионов участников. Ежедневно в системе регистрируется от 9 000 до 12 000 новых аккаунтов. Данные по объему платежей компания не публикует.

Вторая по популярности — система Яндекс.Деньги. Ее ежегодный оборот составляет 500 миллионов рублей. Ежедневно в системе регистрируется около 3000 пользователей. К апрелю 2014 года в системе было зарегистрировано более 18 миллионов пользователей.

Третье место занимает платёжный сервис QIWI Visa Wallet. Количество активных аккаунтов в нем во втором квартале 2014 года составило 15,8 миллионов, а оборот в четвертом квартале 2013 года — 859 миллионов рублей. За первое полугодие 2014 года данных по обороту QIWI Visa Wallet нет, так как с января 2014 года группа QIWI объявляет только общий объем платежей в системе, включая платежи через терминалы.

По мнению представителя ассоциации «Электронные деньги» Виктора Достова совокупная доля платёжных систем WebMoney, Яндекс.Деньги и QIWI Visa Wallet на российском рынке электронных денег составляет более 70%. Большая часть из оставшихся 30% поделена между мобильными операторами, PayPal и несколькими российскими операторами электронных денег (РБК Money, Деньги.Mail.ru и другие).

Электронные деньги стали популярными

Простота, удобство, надежность, прозрачность платежных систем убеждают россиян все чаще пользоваться электронными кошельками.

Согласно опросу, проведенному компанией Synovate Comcon в конце 2014 года, число россиян, пользующихся в повседневной жизни электронными кошельками, выросло за полгода на 5%. Такой бурный рост на фоне санкционных трудностей вызывает у некоторых удивление. Однако специалисты данного сегмента рынка считают такой рост закономерным. Электронные деньги, по их мнению, обладают такой же ценностью, как и настоящие, находящиеся на банковских счетах или в кошельке покупателя, но при этом обладают рядом неоспоримых преимуществ.

Как утверждают эксперты, увеличивающаяся популярность электронных кошельков также связана с общим ростом числа тех, кто совершает покупки в Интернете, — по данным все того же Synovate Comcon более 70 процентов активных пользователей Глобальной сети в РФ делают это раз в месяц или чаще.

Однако, несмотря на прибавление владельцев электронных кошельков, термин «электронные деньги» еще в новинку для многих россиян, а отдельные граждане их путают с безналичными. Электронные деньги, как и безналичные, находятся на счетах в банке, но эти счета отличаются от текущих и расчетных. Способ доступа к ним — электронные носители. Но для получения электронных денег или открытия кошелька, в отличие от операций с наличными, не нужно присутствовать в кредитной организации. Открыть электронный кошелек можно не выходя из дома или с помощью специальных приложений для мобильных устройств, а пополнить — используя имеющуюся банковскую карту либо в десятках тысячах платежных терминалов.

Основным отличием от банковских счетов, с точки зрения безопасности, является то, что совершая онлайн-платежи с помощью электронного кошелька или виртуальной карты, привязанной к нему, человек, в случае угрозы со стороны кибер-мошенников, не рискует потерять все накопления. Таким образом, современные платежные системы являются своего рода промежуточным звеном между наличностью и безналом. Они как бы сочетают в себе и то, и другое. При этом их функционирование регулируется законами РФ и систематически контролируется, причем не менее эффективно, чем другие составляющие банковской деятельности.

Вот краткий список законов, регламентирующих функционирование электронных кошельков: «О национальной платежной системе», о платежных агентах, «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», «О банках и банковской деятельности», «О защите прав потребителей», а также многочисленными подзаконными актами. Надзор за соблюдением законодательства осуществляется Банком России, Росфинмониторингом, Роспотребнадзором, Федеральной антимонопольной службой, Прокуратурой, ФНС, правоохранительными органами.

Этот список, кстати, является своего рода ответом некоторым «горячим головам», периодически призывающим закрыть все электронные кошельки, — они руководствуются как раз ошибочным представлением о не слишком высоком уровне контроля данной сферы. Простота, удобство, надежность, прозрачность платежных систем убеждают россиян все чаще пользоваться электронными кошельками.

Результаты вышеупомянутого опроса Synovate Comcon показывают, что в РФ уже появились электронные платежные системы с устойчиво высокой репутацией. Это Visa QIWI Wallet, WebMoney, Яндекс.Деньги и PayPal.

Первое место здесь занимает Visa QIWI Wallet, услугами которого пользуются почти половина респондентов. Лидерство QIWI эксперты объясняют тем, что, кроме оплаты кредитов, жилищно-коммунальных услуг, мобильных телефонов и прочего, эта система позволяет переводить денежные средства на банковский счет или банковскую карту в считанные минуты. Да и количество терминалов у этой компании больше, чем у остальных платежных систем.

Специалисты с уверенностью предполагают, что в ближайшем будущем число использующих электронные кошельки значительно вырастет.

Операторам электронных денег грозит вымирание

Сегодня рынок электронных денег очень активно развивается. С 2009 года обороты данного сегмента удваиваются с каждым годом, а по итогам 2011 года они могут превысить 140 млрд рублей. На данный момент тройка лидеров — Qiwi Кошелек, Web-Money, Яндекс.Деньги — и компании, связанные с мобильной коммерцией, контролируют более 90% рынка. Тем не менее ситуация в скором времени может кардинально измениться.

Рынок электронных денег активно развивается в последние годы, а его обороты удваиваются каждый год на протяжении трех последних лет. Более того, ЦБ проявил инициативу в вопросе регулирования операторов электронных денег, и теперь им предстоит получать лицензию на выполнения подобных операций.

Несмотря на то, что, по заявлению регулятора, нормативы лицензии будут создаваться под действующих игроков рынка, а получение лицензии не будет обременительным для его участников, затраты на получение разрешительных документов, а также на привидение действующего бизнеса компании к нормативам регулятора потребуются. Для многих компаний из оставшихся 10% рынка бизнес может стать нерентабельным из-за перечисленных нововведений.

Более того, о своем желании выйти на рынок электронных денег заявили Сбербанк, Альфа-банк, Росбанк и Промсвязьбанк, что может серьезно ослабить позиции нынешних игроков рынка, поскольку у банков больше возможностей. Также использование полного пакета услуг в рамках одной компании (крупного банка) может быть гораздо удобнее с точки зрения потребителя, а это еще одно конкурентное преимущество.

Сбербанк при этом рассматривает предложение о покупке готового бизнеса компании Яндекс.Деньги, в то время как остальные банки планируют развитие своих собственных проектов. Это, на мой взгляд, может радикально изменить распределение долей между игроками рынка электронных денег.

Общий объем рынка электронных платежных систем на текущий момент в РФ составляет примерно 1,6 трлн рублей, то есть рынок электронных денег занимает немногим более 8% в данном объеме. Таким образом, путем развития услуг интернет-банкинга и мобильного банкинга, а также добавления дополнительных функций в банкоматы, банки могут потеснить основных игроков рынка электронных денег. Более того, с развитием банковских услуг в России, скорее всего, электронный кошелек заменят банковская пластиковая карта и счет в банке, с помощью которых клиент сможет оплатить покупки через Интернет, а также заплатить за телефон, интернет и услуги ЖКХ. Для клиента, на мой взгляд, гораздо более удобным будет использование всего спектра необходимых ему услуг в рамках одной компании, и в данном случае ей будет являться банк.

Основным для операторов электронных денег является комиссионный доход от проведенных операций. Для банков же сегмент электронных денег будет дополнительным и сможет приносить всего лишь около 4% чистой прибыли при текущей рыночной ситуации.

При этом банки смогут снизить до минимальных значений, а во многих случаях и вовсе убрать комиссии за осуществление электронных операций, создав тем самым такие условия, при которых нынешние операторы электронных денег попросту не смогут конкурировать, так что им грозит исчезновение как виду.

Тем не менее в ближайшем будущем основной задачей выхода на данный рынок будет расширение клиентской базы и повышение лояльности существующих клиентов. Например, при покупке Сбербанком бизнеса компании Яндекс.Деньги госбанк сможет увеличить свою клиентскую базу примерно на 8,5%, а это сделает чистую прибыль банка приблизительно на 6% выше, причем целевая цена по мультипликатору P/E вырастет до 102,3 рубля.

Электронными деньгами можно платить зарплату и налоги

Правительство России одобрило проект закона «О национальной платежной системе». Он легализует понятие электронных денег и делает их полноценным средством расчетов, которым, например, можно выплачивать зарплату или налоги.

Президиум правительства на заседании в четверг одобрил проект закона «О национальной платежной системе» (НПС), который должен упорядочить действия всех участников рынка платежных систем. Автором законопроекта является Минфин, в ведомстве рассчитывают, что документ будет одобрен Госдумой до конца декабря и вступит в силу через год.

Работа над проектом закона о НПС велась более года. Изначально планировалось, что система расширит возможности населения по оплате государственных услуг. Организовать на ее базе выдачу социальных карт гражданам в прошлом декабре призывал Дмитрий Медведев , оператором НПС готов был выступить Внешэкономбанк. Однако позже было решено, что в закон о НПС не будет включена национальная система платежных карт, она будет прописана в другом законе — о государственных и муниципальных услугах. В то же время Минфин решил дополнить законопроект главой об электронных деньгах, так как операции с ними пока регулируются недостаточно. Участники рынка электронных денег поддержали идею регулирования таких операций, а также то, что надзором займется Центробанк, заверял ранее глава Минфина Алексей Кудрин . По его словам, ЦБ будет вести упрощенный контроль, и требования к операторам электронных денег будут существенно отличаться от регулирования кредитных организаций.

Когда законопроект будет утвержден в Госдуме и подписан президентом, «национальной платежной системой» будет называться вся совокупность операторов платежей, в том числе и электронных, участников финансовых рынков, Федеральное казначейство и организации почтовой связи — в части, когда они занимаются с денежными переводами. Таким образом, новый закон станет основным документом, регулирующим электронные платежи в России.

Осуществлять наблюдение и надзор в национальной платежной системе будет ЦБ РФ, необходимые изменения для этого вносятся в закон «О Центральном банке». Оператором по переводу денежных средств может выступать кредитная организация, имеющая право на перевод денег, Банк России или Внешэкономбанк. Оператором электронных денег является кредитная организация, в том числе небанковская кредитная организация, имеющая право на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций. После принятия закона о НПС платежные агенты, выступающие посредниками между физлицами и операторами по переводу денежных средств, также должны будут получать лицензии небанковских кредитных организаций (НКО). Как заявлял в сентябре заместитель министра финансов Алексей Саватюгин , минимальный уставный капитал таких организаций будет установлен в 17 млн рублей. Законопроект также предусматривает регулирование работы международных (трансграничных) платежных систем на территории России и обеспечения информационной безопасности передачи данных.

Участники рынка электронных платежей прокомментировали принятый правительством документ.

Несмотря на изменения, текст документа не испугал игроков рынка, которые смогли с ним ознакомиться. Директор системы «Яндекс.Деньги» Евгения Завалишина полагает, что у «сегодняшних крупных игроков рынка будет достаточно и времени, и денег, чтобы создать специальные небанковские кредитные организации (НКО), о которых идет речь в законопроекте». Она предположила, что пострадать могут платежные системы, которые не готовы к лишним расходам, однако, «все, кто останется, будут играть по одинаковым правилам».

Петр Дарахвелидзе, директор по развитию другого крупного игрока этого рынка, WebMoney, рассказал CNews о важных новшествах, которые вошли в новый текст документа по сравнению с его «сентябрьской» версией. Во-первых, в нем появилось ограничение, связанное с открытием НКО с высоким уставным капиталом в 18 млн руб. На работе самой WebMoney это ограничение не отразится, поскольку гарантом по ее «электронной валюте» WMR (WebMoney-рубли) уже является НКО «Сетевая расчетная палата». Дарахвелидзе полагает, что создание НКО для других участников рынка не станет непреодолимым препятствием.

Кроме того, законопроект закрепил возможность расчетов электронными деньгами без открытия банковского счета, «а также многие другие прогрессивные формы расчетов, например, платежные требования». Вокруг этого вопроса в последнее время было много дебатов, подчеркнул глава WebMoney. Наконец, законопроект легализовал само понятие «электронных денег».

В целом Петр Дарахвелидзе рад одобрению документа в правительстве: «Для нас важно, что государство признало электронные деньги полноценным средством расчетов, которым, например, можно выплачивать зарплату или налоги. Это поможет в отношениях со многими банками и корпорациями, которые ранее не хотели отношений с системами электронных денег, потому что не понимали и боялись этого новшества».

В «Яндекс.Деньгах» не думают, что после принятия законопроекта стоимость онлайн-платежей вырастет: «Мы планируем сохранить условия обслуживания пользователей системы «Яндекс.Деньги» неизменными», — сказала CNews Евгения Завалишина. Она заметила, что с 1 января 2010 г. после вступления в силу закон 103-ФЗ, регулирующий деятельность платежных агентов, у большинства платежных систем поменялись юридические схемы и были введены ограничения на платежи более 15 тыс. рублей для анонимных пользователей. Однако, полагает она, вряд ли эти перемены заметил кто-нибудь кроме самих игроков рынка.

Она привела в пример «Яндекс.Деньги», в которых средний чек составляет 700-800 руб., и платеж на сумму больше 15 тыс. руб. — скорее исключение, чем правило. «Для клиентов, заинтересованных в крупных платежах, существуют несколько дистанционных способов идентификации», — говорит она.

Пожалуй, единственным опрошенным CNews участником рынка, который не выразил восторга по поводу законопроекта, стал председатель комитета по платежным системам и банковским инструментам Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ) Борис Ким.

Он знаком с обновленным текстом законопроекта, который был утвержден на Президиуме правительства. «Этот проект задумывался как рамочный, однако как раз эту свою роль он исполнил не вполне», — сказал он CNews. По мнению Кима, «в части создания общего периметра регулирования для всех игроков рынка платежных услуг он оказался слишком абстрактным».

С другой стороны, считает Борис Ким, законопроект оказался чрезмерно сильно регламентирующим работу операторов электронных денег. «Этот рынок в России находится в фазе активного роста, и по объему он совсем небольшой. Чрезмерный контроль на ранних стадиях может подорвать его динамичное развитие», — предостерегает он.

Некоторый скепсис Бориса Кима по поводу законопроекта участники рынка связывают с его близостью к системе платежных терминалов Qiwi, и предполагают, что участники терминального рынка действительно способны испытать затруднения от регулирующей деятельности государства.

По данным исследования ассоциации «Электронные деньги», рынок электронных платежей действительно переживает бурный рост. За первые три квартала 2010 г. оборот систем электронных платежей в России составил 40 млрд руб., что равно всему их прошлогоднему обороту. На рынке ожидают, что к концу года он достигнет 55-60 млрд руб.

Как Госдума готовила законопроект о регулировании оборота электронных денег на территории РФ

В 2009 году Госдума подготовила законопроект о регулировании оборота электронных денег на территории РФ. Никто не спорит, что мера эта назрела: более 10 миллионов россиян уже открыли электронные кошельки и сложили туда около 10 миллиардов рублей. Депутатов волнует, что этот электронный денежный оборот оказался практически вне правового поля. Каким должен быть контроль за обращением «виртуальных денег»? Об этом на страницах «Итогов» спорят президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков и директор по развитию WebMoney Петр Дарахвелидзе

С одной стороны

Петр Дарахвелидзе: «Не нужно обременять сферу электронных денег требованиями, которые к ней вообще не относятся»

Петр Георгиевич, каков, на ваш взгляд, главный камень преткновения в спорах о регулировании электронных денег?

— Новая европейская директива о регулировании электронных денег (ЭД), вступившая в действие 1 ноября, предусматривает шесть (!) категорий организаций, имеющих право работать в сфере платежей. А российская традиция в силу незрелости этого рынка черно-белая: банк или не банк, что подразумевает либо регулирование, либо полную анархию. Но практика уже показала, что нормально развиваться в таком черно-белом изображении невозможно. Банковский надзор придуман в первую очередь для регулирования кредитно-депозитной деятельности. И, как показал последний кризис, даже десятки показателей и тома инструкций не защитили страны от мошенничества банков, надувания пузыря необеспеченных обязательств. Сколько банков получило «пожарные» кредиты из стабфонда? Сколько, не получив, лопнуло? А сколько платежных систем просило о помощи или получало ее? Почувствуйте разницу! Российские операторы платежей лишь только укрепляются и развиваются.

Платежные компании, к которым относятся те, что работают в сфере электронных денег, не занимаются ни кредитами, ни депозитами и не несут этих рисков. Поэтому здравый смысл говорит, что, с одной стороны, нужно обязательно предусмотреть участие финансового регулятора, а с другой стороны, не обременять сферу ЭД требованиями, которые к ней вообще не относятся.

— Какие специфические особенности ЭД позволяют говорить об облегченных требованиях к ним со стороны регулятора?

— Конечно, это одно из воплощений денег. Платеж ими, как и обычными наличными, моментален, окончателен, прост и (в разумных пределах) анонимен. Прин ципиальным отличием электронных денег от классических терминальных решений является существенный временной интервал между внесением пользователем денег в систему и собственно оплатой товаров и услуг. Иными словами, если в классическом платежном терминале клиент вносит деньги только после того, как укажет назначение платежа, то в мобильных и интернет-платежах клиент сначала вносит деньги, а только потом решает, как ими распорядиться. В промежутке между внесением и оплатой деньги существуют в виде обязательства компании-оператора перед клиентом по оплате в дальнейшем указанных клиентом товаров и услуг. Кроме мобильных и интернет-систем подобный механизм используют универсальные транспортные карты, кошельки на чиповых картах, современные терминальные платежные сервисы типа QIWI (КИВИ) и т.?д. Вы видите, что деятельность таких систем ориентирована на проведение платежей, а не на привлечение вкладов с последующей выдачей кредитов. Из этого следует, что обращению ЭД сопутствует совершенно иной уровень рисков, и потому на законодательном уровне необходимо четкое разграничение кредитно-депозитной деятельности и электронных денег. По сути, речь идет о кошельке с небольшой суммой электронной наличности. Очевидно теперь, что в нашей юридической базе должны появиться понятие «платеж», включающее платеж с помощью ЭД, отличное от «банковского перевода», а также упрощенный порядок идентификации клиента в процессе платежей за товары и услуги — это необходимо для того, чтобы устранить дискриминацию электронных платежей в торговле по сравнению с наличными платежами.

— Есть давно апробированные методы типа пластиковых карт, которые также успешно применяются для интернет-платежей…

— Действительно, в течение последних 10-15 лет мы видим попытки усовершенствовать и внедрить банковские карты в виде средства оплаты в Интернете. Схема «банки + процессинг» сама по себе уже хорошо обкатана на платежных картах, в частности на предоплаченных продуктах, и не несет качественных рисков. При этом электронный кошелек нельзя превращать в аналог пластиковой карты! Будучи созданными для офлайновых операций, в онлайне эти карты оказываются небезопасными и неудобными. Кроме того, не стоит забывать, что треть нашей аудитории — это подростки, которые не имеют права или возможности открыть банковский счет. Зато они могут зарегистрироваться в WebMoney и совершить оплату буквально в несколько кликов. Кстати, в нашей стране, где значительная часть населения до сих пор не имеет банковских счетов, это важный фактор повышения доступности финансовых услуг. А у нас сегодня целые регионы, имеющие миллионы мобильных и интернет-пользователей, вообще не покрыты онлайновыми платежными сервисами. Несомненно, это огромный плацдарм для бурного роста электронных денег.

— Это и есть причина повышенного внимания государства к электронным деньгам. Каким требованиям сегодня должен удовлетворять легальный участник рынка платежных систем?

— Эмиссия ЭД должна обеспечиваться «банковскими» деньгами, на практике — финансовыми инструментами высокой степени надежности. Например, рубли в системе WebMoney — это электронные банковские чеки на предъявителя, эмитированные российской кредитной организацией. Они существуют только в безбумажной форме и передаются с аналогом собственноручной подписи, формируемым вашей клиентской программой. Эмиссия WebMoney-рублей хранится на специальном счету только в инструментах ЦБ РФ и под его контролем. Операционная деятельность компании в РФ максимально приближена к требованиям европейских директив: хранение обеспечения денег ведется по банковским правилам, гарантии обратного выкупа ЭД по номиналу (недаром юрлицо, с которым клиент вступает в отношения, так и называется — «Гарант») и т. д.

— Может ли, хотя бы теоретически, электронный кошелек оказаться бездонной бочкой, где хранятся миллионы и миллиарды неучтенных рублей?

— Если вы имеете в виду необеспеченную эмиссию, то эта гипотеза действительно скорее из числа теоретических. Системы ЭД моментальны и связаны с «внешним» финансовым миром моментальными же шлюзами. Шлюзы эти — банки, терминальные сети, дилеры и прочие — повседневно работают с рисками. Если сегодня возникли сомнения в вашей чистоплотности, завтра шлюзы закроются и гипотетическая бездонная бочка окажется пустой.

— Не вступают ли в противоречие требования лицензирования, обязательной отчетности и т. п. с глобальным характером систем ЭД?

— Обеспечение ЭД находится в национальной юрисдикции и не пересекает границ страны.

— Сильно ли отличаются друг от друга системы электронных денег, существующие в нашей стране и за рубежом?

— Сейчас в России нельзя всех стричь под одну гребенку, так как разные электронные платежные системы (ЭПС) имеют разные юридические модели, а некоторые вообще обходятся без оной. В частности, поэтому в начале октября была создана ассоциация «Электронные деньги». Она ставит своей главной целью развитие рынка электронных денег как общедоступной финансовой услуги, а первоочередными задачами считает участие в разработке нормативных документов по регулированию ЭД в России, обобщение российского и зарубежного опыта, выработку единой аналитической отчетности.

— Какие из европейских норм стоило бы взять на вооружение?

— В Европе необходимость адекватного регулирования возникла более 10 лет назад и нашла свое воплощение в директиве ЕС 2000/46. Она определяет понятие электронных денег, вводит понятие небанковских операторов систем электронных денег, описывает как требования к этим операторам, так и другие компоненты и нормы соответствующей экосистемы. На базе этой директивы в Европе заработало несколько десятков эмитентов ЭД, ее нормы были взяты за основу регулирования за пределами ЕС, например на Украине и в Белоруссии. Интересно, что проект новой директивы снижает требования к уставному капиталу эмитентов ЭД с 1 миллиона до 350 тысяч евро, а в России же предлагают повысить их до 5 миллионов евро, как у банков. Понятно, что это продиктовано какими угодно интересами, кроме общественных.

Кроме того, новая директива ЕС расширяет круг эмитентов, которым не требуется специального лицензирования. К ним, например, относятся те, кто работает в ограниченной географической или функциональной области. Еще там более четко описывается применение норм регулирования к операторам, ведущим хозяйственную деятельность, например сотовым операторам. Нужно заметить, что итоги развития ЭД в Европе не впечатляют, чему не в последнюю очередь виной давление и лоббирование банков. И это официально отмечено при подготовке новой редакции директивы. Поэтому требования к операторам ЭД и другим платежным компаниям Европы еще более либерализованы. Надеемся, в этом же направлении будет двигаться и Россия.

С другой стороны

Анатолий Аксаков: «Некоторые организации работают у нас с деньгами вне правового поля»

Анатолий Геннадьевич, какова, на ваш взгляд, главная причина споров о регулировании электронных денег?

— По сути, речь идет не об одном автономном сегменте электронных денег (ЭД), а о формировании национальной платежной системы, в которую должно быть интегрировано несколько до настоящего времени слабо взаимосвязанных сегментов. Причем наиболее противоречивая ситуация сегодня сложилась с регулированием розничных платежей физических лиц. Объем этого рынка в 2008 году оценивался в 40-45 миллиардов долларов. Из них на услуги связи, коммунальные платежи и возврат потребительских кредитов (погашаемых через третье лицо) пришлось соответственно 18, 14 и 15 миллиардов. Ежегодный рост данного рынка составляет 15-20 процентов в год. В последние годы на этом рынке традиционные поставщики — банки — оказались потеснены новыми игроками. Так, на рынке приема платежей за услуги мобильной связи на долю кредитных организаций приходится не более 10 процентов платежей. Остальные принимаются розничными агентами, представляющими операторов связи. Эти компании, возникшие в 90-х годах, выступили инициаторами создания рынка приема платежей за услуги мобильной связи. Но по мере роста этой альтернативной банкам платежной системы выяснилось, что она носит универсальный характер и розничные агенты по приему платежей, изначально действовавшие от имени мобильных операторов, могут обрабатывать потоки микроплатежей для любого другого продавца. Тем самым изначально закрытые агентские сети по сбору платежей начали превращаться в открытые электронные платежные системы (ЭПС). В их орбиту втягивались представители интернет-индустрии и иные продавцы, оказывающие свои услуги дистанционно и регулярно. Объем операций, проходящих через такие системы, ежегодно увеличивается на 50-70 процентов.

— Банкам обидно?

— Конечно, обидно. Банки также хотят выйти на перспективный рынок моментальных платежей, например, с помощью бесконтактных карт или мобильных кошельков. Есть и соответствующие средства, и внедрения идут. Но массового потребительского бума на эти услуги нет. Во-первых, потребитель еще не готов пользоваться такими сервисами, ведь это далеко не простые процедуры. Во-вторых, себестоимость таких транзакций велика, ведь они реализуются как банковская услуга, а следовательно, подчиняются жесткому банковскому регулированию: нынешнее законодательство не различает суммы платежей, что 10 долларов перевести, что 10 тысяч — одинаково сложно. Между тем рядом предлагаются услуги ЭД: просто, быстро, очень недорого. Но надо понимать, что просто и недорого это только потому, что ЭПС не обеспечивают никаких гарантий и им не надо отвечать жестким требованиям, подобно банкам. Сегодня у нас кто угодно может выпустить в обращение свои электронные деньги и делать на этом бизнес.

— Вы считаете, что надо уравнять стартовые возможности моментальных платежей на базе банков и небанковских организаций, например, за счет введения такого же регулирования, что и в традиционной банковской сфере?

— Не совсем. Я считаю, что должна быть преодолена инерционность Центрального банка РФ, создавшая условия для бесконтрольного обращения ЭД. К этому подталкивает не только объем этого стихийно сложившегося рынка, но и активность коллег в ЕС — мы просто обязаны принимать меры регулирования электронных платежных систем , если хотим оставаться в рамках цивилизованных денежных расчетов. Причем такого простого решения — взять и скопировать банковское законодательство на ЭД — не существует, нормы регулирования ЭПС придется создавать, а это очень непростой процесс.

— Можно ли при этом обойтись без более глубокого, чем сейчас, участия банков в обращении ЭД?

— Деньгами у нас и так занимаются не только банки, но и многие другие организации, в частности различные кредитные кооперативы. Те же дольщики строящегося жилья: люди отдают деньги в обмен на обещание квартиры в будущем. Причем не факт, что организации, обманувшие вкладчиков, изначально имели преступные намерения. Они работали в правовом поле, но то ли оказались недостаточно финансово подкованными и неправильно оценили риски, то ли кризис накрыл, но вкладчики серьезно пострадали. Системы ЭД, по сути, это то же самое — люди отдают куда-то деньги, не понимая, какую ответственность берет на себя эта организация и может ли она отвечать по своим обязательствам. Пора отказаться от того, что некоторые организации работают у нас с деньгами вне правового поля.

— ЭД подразумевают перевод небольших сумм. Там не идет речи о проданных квартирах…

— Потому и огласка таких проблем близка к нулю. Это можно сравнить с походом на блошиный рынок: купил там что-то за бесценок, а если потом оказалось, что тебя надули, подсунули бракованный товар, то это твои личные проблемы, впредь будешь внимательнее. В этом смысле банк — супермаркет, там цены выше, но и гарантии качественного обслуживания тоже выше. В магазине вы можете при необходимости обменять товар, а с ЭД этого не получится. Все эти системы — безотзывные. То есть случайно нажал кнопочку «Оплатить» — и все, деньги ушли безвозвратно, их никак нельзя вернуть. То же самое если из вашего электронного кошелька исчезли деньги — их никто не будет разыскивать, транзакция уже завершена и забыта. Кстати, у ЭД в их нынешнем виде в будущем могут возникнуть серьезные проблемы. Ведь все они стремятся расширить свою деятельность в сторону более «тяжелых» платежей. Наиболее очевидное направление — приобретение авиабилетов. Принципиальная безотзывность ЭД вступает в противоречие с законом о защите прав потребителей — у меня должно быть право сдать купленный билет и получить обратно деньги.

— Но мои электронные средства где-то хранятся, видимо, на каком-то банковском счету. Какие проблемы могут быть с возвратом?

— А кто, собственно, вы — пользователь, кликнувший мышью в какой-то прикладной компьютерной системе, — для банка? Банк работает с конкретными частными лицами или организациями.

— ЭД уже практически ушли от полной анонимности, почти все запрашивают паспортные данные при открытии электронного счета.

— Не путайте идентификацию пользователя в ЭПС с аутентификацией, принятой в банках. Последняя подтверждает, что перевод денег осуществляет именно та персона, чьи данные имеются в распоряжении банка. А для того чтобы завести акаунт (электронный счет) в системе ЭД, достаточно ввести паспортные данные, и вам тут же предоставляется логин, позволяющий проводить перечисление денег. При желании можно найти тысячу бомжей и за десять рублей получить от каждого реальные паспортные данные. А можно купить на черном рынке базу паспортов, хоть сотню тысяч.

— Это серьезное обвинение!

— Я просто показываю темные места в нынешнем правовом поле, которые потенциально содержат большие риски. Причем не только для частных пользователей, но и для государства. Ведь что происходит с перечисленными деньгами пользователя дальше? Они поступают не на реальный банковский счет, а виртуальный, созданный оператором ЭПС. И движение средств в его частной платежной системе осуществляется не по банковским счетам клиентов, а по этим виртуальным счетам, то есть записям в компьютерной базе. Но ведь банк перечисляет деньги на основе стандартных документов — банковских поручений, и настоящих, а не виртуальных. А вы это поручение в явном виде банку не формулировали. Значит, кто-то это сделал за вас! Вот этот «серый кардинал» (частное лицо или организация) и есть полноценный участник банковской системы, он оперирует большими деньгами, циркулирующими по всем акаунтам пользователей системы ЭД.

— Что о нем знает надзорная система?

— Ничего. Что за организация? Где она зарегистрирована? По законам какой страны и где она платит налоги? Чем обеспечены эмитируемые ею электронные деньги? Кто видел проспект их эмиссии? Что лежит в основе формирования обменного курса валют разных ЭПС? Не секрет, что продвинутые сисадмины и гики активно зарабатывают на обменах этих валют. Кто из них декларировал доходы? Поскольку ответов на эти вопросы нет, мы имеем право утверждать, что системы ЭД полностью непрозрачны. Все бы ничего, если бы системы ЭД «варились в собственном соку», то есть ее участники, наподобие посетителей платных интернет-ресурсов, меняли между собой электронные деньги на услуги. Тут хоть электронные рубли передавай друг другу, хоть разноцветные шарики — это их внутреннее дело. Но как только вы делаете шаг во внешний мир, клики мышью теряют всякую силу. Для того чтобы превратить их в золото или настоящие деньги, нужны прозрачные контролируемые основания.

— Могут ли быть источником контролируемой эмиссии электронных денег предоплаченные карты?

— Как свидетельство обеспеченности электронных денег — да. Но FATF рекомендует странам очень внимательно относиться к обороту предоплаченных карт, в силу того, что они могут быть использованы для отмывания денег. Очень трудно отследить на практике, что карты, выпущенные для предоставления конкретных услуг, были действительно использованы именно по этому назначению. Банк, в котором обрабатываются виртуальные счета пользователей ЭД, может вообще не знать, за какие услуги на самом деле были уплачены деньги, полученные от реализации карт. В его распоряжении, образно говоря, только распечатка, в которой указано, что нужно сделать с записями в базе данных. И если при малом количестве пользователей ЭД соответствующие переводы денежных средств может выполнять вручную операционист, то моментальные платежи большой ауди тории можно обслужить только в автоматизированном режиме. Возникает вопрос: кто выражает коллективную волю всех владельцев акаунтов электронных денег и на каком основании он формирует именно такой, а не иной список банковских поручений по переводу средств?

— Стоит ли в таком контексте вообще говорить о том, что электронные деньги — это внебанковский инструмент?

— С развитием систем ЭД, а особенно при внедрении предоплаченных финансовых продуктов и «мобильных» кошельков, подобные услуги все более сближаются с операциями по приему депозитов, вкладов, сбережений. Некоторые системы ЭД даже пробуют начислять проценты на остаток счета. (Кстати, кто видел инвестиционный план?) Корень проблемы в том, что такая система росла «снизу», в результате технических и организационных инноваций участников телекоммуникационного рынка и в отсутствие какого-либо специального регулирования со стороны Банка России. Получилось, что собственно финансовые услуги (платежи, переводы) оказались практически неотличимы с точки зрения нормативного регулирования и технического исполнения от услуг связи, что, конечно, нельзя считать нормой.

— Участники рынка ЭПС такого вывода и опасаются, ведь это означает нагрузить системы ЭД лицензированием ЦБ РФ, банковскими требованиями к эмитентам и т. п., что сделает простые и недорогие транзакции ЭД сложными для потребителей и загубит бизнес инновационных компаний…

— Надо исходить из идеи максимальной доступности банковских услуг для населения. А это станет возможным лишь в случае продуманного соединения технологических и операционных достоинств инновационных систем с классическими надзорными риск-ориентированными подходами, доминирующими в банковской сфере. Не подлежит сомнению, что в правовое поле надо вводить категорию электронных денег и создавать пространство микроплатежей, в которое при определенных условиях допускались бы в качестве эмитентов и небанковские организации.

— Как при этом избежать перегибов в сторону избыточного регулирования?

— Нужно провести четкое законодательное разграничение между открытыми и закрытыми системами электронных платежей. Там, где сумма на счете может использоваться только для приобретения товаров или услуг, предлагаемых эмитентом или тесно связанными с ним структурами, имеет место закрытая система. В этом случае допустимо избегать жестких законодательных предписаний в отношении сторон (за исключением установления лимита по операциям и балансу счета). Для открытых систем, когда виртуальный счет может использоваться как практически полный эквивалент текущего счета, необходимо ввести в отношении эмитента минимальные лимиты достаточности капитала и ликвидности, разумные требования к инвестированию денежных активов и, возможно, ограничить операции.

Сбербанк выходит на рынок электронных денег

Сбербанк выходит на рынок электронных денег

Сбербанк выходит на рынок электронных денег


Сбербанк ведет переговоры о покупке системы электронных платежей RBK Money. Сейчас компания входит в группу компаний РБК, до 2008 года она работала под брендом Rupay. «Либо владельцы RBK Money договариваются со Сбербанком и продают компанию или развивают этот ресурс самостоятельно», – сообщил источник в группе «Онэксим», которой принадлежит холдинг РБК.

В RBK Money подтвердили факт переговоров, однако не стали комментировать их ход и результаты. Платежная платформа является частью интернет-направления холдинга, наряду с веб-хостингом и услугами регистрации доменных имен. Она позволяет проводить расчеты, используя электронные деньги, банковские карты, мобильные платежи или услуги online-банкинга.

Основными игроками на российском рынке e-commerce являются «QIWI Кошелек», WebMoney, «Яндекс.Деньги» и компании, связанные с мобильной коммерцией. Вместе они контролируют более 90% рынка. По оценкам экспертов, в 2010 году объем пополнений электронных кошельков в России вырос на 75% и составил около 70 миллиардов рублей. К концу 2011 году эта сумма составляла 140 миллиардов рублей, а количество активных пользователей электронных денег увеличилось на 50%.

Ранее «Яндекс» не исключал продажи своей платежной системы «Яндекс. Деньги». Интернет-компания рассматривала варианты с продажей актива, покупкой доли в банке, либо получением лицензии. Согласно закону, все операторы электронных денег должны получать лицензии небанковской кредитной организации (НКО). Без нее нельзя осуществлять операции по переводу денежных средств.

Приобретая действующего игрока, Сбербанк старается сократить время завоевания рынка. Например, на рынок товарных кредитов Сбербанк вышел через банк «БНП Париба Восток», на европейский банковский рынок – через Volksbank International, для развития рынка private banking купил SLB Commercial Bank – швейцарскую дочку «Лукойла».

Электронные платежи поднимут экономику

На Петербургском международном экономическом форуме в рамках круглого стола «Будущее платежных систем» было рассказано о российской ситуации в сегменте электронных платежей. В частности, были проанализированы причины отставания России в сфере электронных транзакций и то, как отставание отражается на развитии российского товарооборота в целом. В качестве факторов, способных повлиять на ситуацию с электронными платежами в регионах были выделены развитие мобильной и фиксированной связи, количество POS-терминалов и прочее.

Как отметили участники мероприятия, развитие рынка электронных платежей может повлиять на рост экономики в целом. Михаил Дмитриев, Президент Центра стратегических разработок, рассказал об исследовании McKinsey, в котором говорится, что низкая производительность российского банковского сектора обусловлена преимущественно тем, что операции транзакций очень неэффективны: обработка операций отнимает гораздо больше времени, чем в других странах. Так, время снятия денег со счета составляет в среднем 6-8 минут, что в 5 раз дольше, чем в США, время на платеж со счета – в 3,8 раз больше. Кроме того, в процессах задействовано больше сотрудников банков. В итоге, объем электронных платежей в России составляет 32 %, тогда как в США – 72 % ,а в Нидерландах – 90 %. Следовательно, если перевести обработку электронных платежей в современные форматы, то это в три раза снизит издержки по обработки соответствующих операций.

Согласно данным исследования «Перспективы распространения современных платежных систем в России: возможности для государственной политики» (данный проект реализован Фондом «Центр стратегических разработок», Институтом экономики переходного периода и Центром экономических и финансовых исследований), проблема России не в том, что у нас мало банковских карт у населения – проблема в том, как эти карты используются в структуре безналичных платежей. Россия резко отстает даже от стран Центральной и Восточной Европы. Очень мало в России количество терминалов по обслуживанию карт, особенно POS-терминалов, а это напрямую связано с эффективностью безналичных платежей. Так, в 2006 году количество платежных терминалов на миллион жителей в России составляло 400 штук, тогда как во Франции, например, этот показатель равнялся более 700. Если говорить о количестве POS-терминалов, то здесь ситуация еще хуже: в России их количество на миллион жителей составляло 2 тыс., тогда как во Франции – 18 тыс.

В основном в России банковские карты используются для операций с наличностью, и ситуация практически не менялась на протяжении последних 10 лет: доля оплаты услуг и товаров с помощью безналичных платежей физическими лицами составляет менее 10 %.

Если говорить о структуре электронных платежей, то большая часть (более 70 %) из них приходится на электронные переводы (как правило, мигрантами, приезжающими на работу в Россию). Это одна из устаревших моделей расчетов, но они преобладают в российской экономике. На платежи с использованием платежных карт приходится около 19 %, на долю платежей через интернет — около 9 % платежей и лишь по 0,5 % — на долю платежей с помощью чеков и мобильных телефонов.

Еще одна проблема структурного плана состоит в том, что доля Москвы и Московской области в общем объеме электронных платежей не снижалась, а наоборот росла, т.е. «глубинка» все больше отставала. На 2008 год количество платежных карт на человека в Москве и МО составило 3, тогда как в остальных регионах – 0,5. Макроэкономический результат этого — крайне негативный, так как в целом по России ситуация достаточно неблагоприятна. Российские компании очень мало пользуются кредитными картами, что также тормозит деятельность предприятий.

Среди макрокономических последствий – аномально высокая доля наличных денег в российской денежной массе – ниже показатели только в Индии и Украине. В качестве препятствий для развития – неразвитость налоговой системы. В качестве основных барьеров для развития сегмента корпоративных карт можно выделить необходимость оформления большого количества отчетной документации, связанной с отражением операций по корпоративным картам, а также недостаточно четкую регламентацию налоговых последствий применения банками различных мер, стимулирующих лояльность клиентов. Как отметил Михаил Дмитриев, опыт показывает, что пока государство является «сдерживающим» фактором, развитие электронных платежей «тормозит» развитее сектора экономики.

Кроме того, в исследовании отмечается, что действующее бюджетное законодательство ограничивает бюджетные учреждения в пользовании карточными зарплатными схемами, а принятие мер по развитию сегмента зарплатных карт на региональном уровне способствует улучшению информированности населения о возможностях проведения безналичных платежей при помощи платежных карт. Кроме того, до последнего времени существовали сложности налогообложения кредитных операций, связанных с использованием банковских карт: проблемы, связанные с налогообложением, возникают в связи с предоставлением банками льготного кредитного периода по кредитным картам, выдаваемым как физическим лицам, так и организациям. Налоговым кодексом не урегулирован и вопрос об отражении для целей учета налога на прибыль организаций и налога на доходы физических лиц (НДФЛ) подарков, баллов, бонусов и других мер, стимулирующих лояльность клиента по отношению к кредитной организации, банковскими картами которой он пользуется. Нормы законодательства, устанавливающие ответственность за хищение и незаконное использование персональных данных, в том числе уголовную, остаются на низком уровне. Фактически российское законодательство практически не регламентирует порядок использования электронных денег.

Формально развитие ВВП влияет на уровень развития системы безналичных платежей. По данным Центра стратегических разработок, полный переход от платежей на бумажных носителях к электронным платежам позволяет сэкономить банковскому сектору около 1 % ВВП. Темпы роста фирм с корпоративными кредитными картами почти в 2 раза превышают темпы роста фирм, не использующих кредитные карты вообще, и на 30-50 % превышают темпы роста фирм, использующих персональные кредитные карты.

Количество карт, например, влияет на масштабы розничной торговли: увеличение количества карт приводит в российских регионах к росту товарооборота. Еще один фактор – количество сотовых телефонов: чем более активно население использует сотовую связь, тем более привычным для них становится использование электронных платежей. Негативное влияние оказывает уровень преступности: чем он выше, тем меньше электронных платежей осуществляется в регионе.

Рынок платежных карт, по мнению Михаила Дмитриева, более активно развивается в тех регионах, где есть больше возможностей для их использования, то есть там, где лучше развиты сектора торговли, услуг транспорта и связи, общественного питания, ресторанный и гостиничный бизнес. Это также косвенно свидетельствует и о том, что рынок карт лучше развит в регионах, являющихся деловыми и туристическими центрами. Ограничивающим фактором для роста инфраструктуры рынка платежных карт и дальнейшем распространении карт является уровень развития сетей фиксированной телефонной связи в регионах. Низкий уровень проникновения фиксированных телефонных линий увеличивает издержки банков на установку банкоматов и платежных терминалов.

В качестве необходимых мер для развития рынка безналичных платежей были выделены следующие. Нужно регламентировать порядок использования электронных денег, унифицировать нормативные требования по отношению к банкам и платежным агентам. Кроме того, необходимо доработать вопросы налогообложения операций, связанных с использованием корпоративных кредитных карт.

Согласно прогнозу прирост дополнительных средств на текущих счетах населения в банках в 2013 году при реализации мер стимулирующей политики в зависимости от сценария экономического кризиса может превысить 4 трлн рублей. Прирост дополнительных ресурсов на счетах населения в банках в 2013 году составит 7-9 % от общего объема денежной массы, что эквивалентно сокращению наличных денег в экономике примерно на треть. При этом распространение использования платежных карт для осуществления расчетов и платежей способно решить проблемы обеспечения ликвидностью банковского сектора на протяжении кризисного периода времени без участия Центрального банка РФ. Повсеместное использование безналичных розничных платежей будет способствовать росту налоговой базы, а переход к безналичной оплате будет способствовать сокращению доли теневого сектора экономики и стимулировать рост потребления.

Сетевые деньги

Электронные платежные системы завоевывают все большую популярность на российском рынке.

Еще 20 лет назад российский потребитель и подумать не мог о том, что оплатить счет за телефон, купить билет на спектакль или пройтись по магазинам можно будет не вставая с кресла. В сети Интернет сегодня гораздо быстрее и проще вести деловые переговоры, играть на бирже, осуществлять сделки и транзакции.

Масштабное развитие онлайн-системы в XX веке происходило в основном в Европе и США, где практически любая организация с появлением Интернета «отзеркаливалась» в Сети. И, естественно, наряду с виртуальными магазинами и казино в Интернете появились виртуальные деньги. Ведь в самом начале своего пути для расчетов в онлайн-пространстве применялись пластиковые карты, использование которых не отвечало основным принципам Сети — быстроте и доступности. А электронные деньги мгновенно передаются с одного электронного кошелька на другой. При этом в любой момент пользователь может обналичить свой счет, превратив виртуальные сбережения в реальные деньги.

«В развитых странах банковская карта давно уже стала основной формой расчета. Однако пользоваться ею для покупок в Интернете довольно опасно — велика вероятность хищения (перехвата) данных карты. Снизить этот риск практически до нуля позволяет привязка банковской карты к электронному кошельку, — рассказал журналистам управляющий партнер RBK Money Андрей Морозов. — В связи с этим RBK Money стала первой компанией, внедрившей сервис интеграции банковских карт с электронным кошельком. Это решило проблему безопасности онлайн-платежей с банковской карты, поскольку данные карты не фигурируют в реквизитах платежа — вместо них выступает номер электронного кошелька, в котором зарегистрирована карта. Кроме того, счета интернет-магазинов можно оплачивать без промежуточного пополнения электронного кошелька — напрямую через платежные терминалы, системы денежных переводов и банки».

Электронные платежные системы (ЭПС) позволили многократно упростить финансовые операции между продавцами и покупателями, ведь ЭПС позволяют совершать сделки мгновенно: оплатил товар и (если он цифровой) тут же его получил. Кроме того, купить желаемую вещь можно непосредственно у производителя, будь то итальянский дом моды или японская ИT-компания, что исключает риск приобретения подделки. Быстро, удобно, надежно, и нет необходимости тратить время на поиски нужной вещи и денежные переводы. Например, если бы не было электронных платежных систем, гражданину РФ, чтобы приобрести товар производителя из страны ЕС, пришлось бы идти в банк, класть деньги на свой счет, заказывать перевод денег на счет продавца, а потом еще ждать три-семь дней, пока деньги будут доставлены в пункт назначения. А с помощью ЭПС не составит труда за несколько минут перевести деньги из России хоть в США, хоть в Австралию.

«Большинство представителей бизнеса сегодня предпочитают пользоваться услугами интернет-банков, которые экономят время, — отметил управляющий директор кредитного брокера Brio Finance Владислав Мишин. — При этом выгода интернет-платежей очевидна прежде всего в Москве, где поездка в банк из-за пробок и очередей обычно занимает весь день. А интернет-системы позволяют проводить все необходимые операции за несколько минут, не вставая при этом с кресла». Что немаловажно, денежные операции проводятся полностью анонимно, ведь не всегда клиент хочет, чтобы информация о его покупательской способности или совершаемой сделке стала достоянием общественности. Системы электронных платежей значительно расширяют возможности мелких компаний, снижая расходы на операции с наличными деньгами, обеспечивая уменьшение издержек на рекламу и маркетинг.

Естественно, что подобные преимущества способствовали стремительному распространению электронных платежных систем и в России. Электронная коммерция в Рунете охватила практически все сегменты рынка: от оплаты коммунальных услуг до приобретения недвижимости, что привело к бурному развитию ЭПС. И уже в конце 90-х годов в Рунете появились сразу несколько крупных компаний, оказывающих услуги по осуществлению электронных платежей, — PayCash (1998), WebMoney (1999). В 2002 году были запущены проект универсальной платежной системы «Яндекс.Деньги» и детище российских и украинских программистов — система Rupay. Адаптированная специально для граждан СНГ система Rupay, купленная в 2008 году холдингом РБК и переименованная в RBK Money, входит в топ-3 крупнейших электронных платежных систем РФ. Благодаря стремительным темпам роста популярности электронных платежных систем сегодня оплату услуг в Интернете производит около 15% пользователей, а покупки через Интернет время от времени осуществляет около 50% аудитории. И сегмент онлайн-покупателей продолжает расти.

«Наши потенциальные клиенты — это пользователи российского сегмента Интернета с активной жизненной позицией, ценящие свое время, прогрессивные, быстро воспринимающие все новое, — отметил управляющий партнер RBK Money Андрей Морозов. — Конечно, первый эшелон здесь составят люди, которые уже сегодня активно покупают в Интернете и пользуются услугами различных онлайн-сервисов. Но мы сделали интернет-платежи настолько простыми, что в перспективе ожидаем приток массовых пользователей».

Платежная система Visa озаботилась созданием собственного «электронного кошелька»

После завершения, в основном, создания сетевой инфраструктуры, обслуживающей транзакции, максимум внимания участники рынка сегодня уделяют инструментам конечного пользователя. Проще говоря, «электронным кошелькам».

Традиционные дебетовые и кредитные карты, как признают практически все операторы «пластика», сегодня морально устарели. Вслед за молодыми платежными системами «второй волны», ветеран бизнеса международная сеть Visa спохватилась и в срочном порядке озаботилась созданием собственного «кошелька».

«Кошелек», по имеющейся информации, будет весьма удобным. Там будет храниться информация, касающаяся не только клиентских карт Visa, но и других операторов. Ожидается, что сервис будет поддерживать и новый продукт – виртуальные карты Visa Virtual.

Отдельно от «фирменного кошелька» эта технология уже работает в России. Главная особенность новинки – отсутствие самой карты как физического предмета. Приобретение её пользователем осуществляется в виде передачи ему при помощи SMS номера карты, данных о сроке действия и проверочного кода (CVV2).

Столь необычная карта, тем не менее, сохраняет все статусные особенности карт Visa, но пригодна лишь для оплаты товаров и услуг в интернет-магазинах и через терминалы платежных систем. Согласно достигнутым договоренностям, карту «эмитирует» «КИВИ Банк», а функции «банкоматов» для таких карт выполняют платежные терминалы QIWI.

Пресс-служба компании распространила информацию о том, что пробный запуск нового платежного сервиса состоится в США и Канаде уже осенью этого года. Пока только там. Разработка и запуск системы будет осуществляться на условиях партнерства с рядом крупных банков, в частности Barclays PLC, US Bancorp, Toronto Dominion’s TD Bank. Запуск «кошелька» в других странах планируется с 2012 года.

Вначале официально было заявлено, что планов делового сотрудничества с российскими участниками рынка платежей у компании пока нет. Ряд экспертов, впрочем, отнесли это заявление к категории «политических» и расценили как реакцию на процессы подготовки к внедрению в России национальной системы платежных карт (НСПК). Будучи поддержана крупнейшими банковскими структурами, на российском рынке «пластика», она окажется конкурентом, обойти которого будет невозможно.

Из опубликованных в WikiLeaks документов Госдепартамента США видно, что тамошние эксперты оценивают совокупную выручку российских участников НСПК в $4 млрд. При этом подчеркивается, что эту сумму ежегодно будут недополучать нынешние лидеры карточного рынка Visa и MasterCard.

Так или иначе, но по прошествии нескольких месяцев, Visa перестала «дуться» и объявила о намерении развивать свое присутствие в России и, в частности, о намерении инвестировать порядка $40 млн. в расширении сети приема карт и платежей (об аналогичных планах примерно в это же время заявила и MasterCard). Впрочем, не исключено, что деньги пойдут на создание нового процессингового центра на территории страны, поскольку без него, в условиях запуска НСПК компания потеряет огромный кусок рынка внутренних транзакций.

А еще было объявлено о планах сотрудничества с операторами мобильной связи (планируется организовать пополнение «электронного кошелька» со счета абонента и, разумеется, оплата связи при помощи «кошелька) и – вот оно! – с несколькими крупнейшими платежными системами, в числе которых компании QIWI (оператор системы «QIWI Кошелек» и сети терминалов QIWI, оборот за 2010 год 350 млрд. руб.) и «КиберПлат» (торговая марка CyberPlat, первая российская платежная система; оборот за 2010 год составил около $5,5 млрд.)

Для российских компаний сотрудничество с Visa существенно облегчит осуществление заграничных транзакций и, конечно же, позволит расширить перечень платежных услуг. Такого мнения придерживается Президент Российского микрофинансового центра Михаил Мамута.

Интерес Visa к операторам обширных сетей пунктов приема наличных платежей и терминалов прокомментировал в интервью журналистам председатель комитета по платежным системам и банковским инструментам Национальной ассоциации участников электронной торговли Борис Ким (является также совладельцем QIWI).

По его мнению, в силу особенностей российского рынка, где по-прежнему преобладают наличные платежи («В России люди используют в основном наличные средства. Даже для пополнения электронных кошельков»), чтобы развивать бизнес у Visa просто нет другого выхода, кроме налаживания партнерских отношений с платежными системами; для неё это – просто необходимое условие.

2001 - 2022 © При использовании материалов активная ссылка на KIOSKS.RU обязательна.