Раздайте карты. Россиян пытаются приучить к электронной культуре быта


09.08.2010

В ближайшие годы наш быт изменится до неузнаваемости. По крайней мере это обещает подписанный Дмитрием Медведевым Закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». Уже с 1 января 2012 года любой гражданин сможет получить универсальную электронную карту (УЭК).

И тогда жизнь рядового россиянина изменится до неузнаваемости. Только представьте — никаких (!) хождений по коридорам власти с пачкой справок и выписок в кулаке, ведь все, что нужно, будет знать этот умный кусочек пластика.

Электронная личность

Нужен, скажем, документ на право собственности — пожалуйста, карта «закажет», да еще и сама оплатит пошлину: она ведь еще и с банком связана. Можно и покупки сделать в магазине, и услуги ЖКХ оплатить, и проезд в автобусе, причем все льготы будут учтены. И зарплата и прочие выплаты — все будет аккуратно храниться в разных отделениях этого «кошелька». Одно прикосновение к считывателю карт — и вот уже поликлиника знает, что за пациент просится на прием к стоматологу. Получили водительские права, сменили место работы — карта узнает об этом сама и запомнит. Причем все это, обещают чиновники, будет для граждан абсолютно безвозмездно, то есть даром. Хочется верить, но сразу возникает много вопросов.

Например, вокруг только и слышно, что мошенники изобретают новые способы, чтобы правдами и неправдами выманивать у людей заветные ПИН-коды их банковских карт. По оценкам Тимура Аитова, вице-президента Ассоциации региональных банков России, примерно 7 процентов людей из тех, что получают спам-рассылку с незатейливой просьбой «сообщите свой ПИН-код для проверки», тут же его и сообщают. А тут угроза потерять не просто содержимое банковского счета, а, можно сказать, всей своей «цифровой личности», ведь эта универсальная карта — и электронный паспорт, и единственная точка концентрации всех важных данных о человеке. Это ж сколько времени уйдет, чтобы не просто перевыпустить карту, но и восстановить все данные? И кем (или чем) все это время будет человек, потерявший себя, электронного? Ну а если карта не просто потеряна, а украдена? За то время, пока «разоцифрованный» владелец будет собирать бумажные справки, подтверждающие, что он — это он, от его имени продадут недвижимость, переведут деньги на другие счета — это ведь с помощью волшебной карточки очень просто.

Эксперты успокаивают: наверняка и в нашей УЭК будут использоваться дополнительные способы идентификации личности. Виталий Матвиенко, начальник центра разработок производства и сертификации программно-технических средств и систем ФГУП «Предприятие по поставкам продукции Управления делами Президента Российской Федерации», приводит в пример опыт Германии. Там гражданин может пользоваться своей социальной картой в любой точке страны. К ней привязаны все льготы бюргера, а проверка личности осуществляется с помощью биометрических данных, хранящихся на карте. Есть еще лазерные оптические карты. На базе этой технологии Евросоюз собирается выпустить в 2012 году так называемые блу-карты — европейский аналог американской грин-карты. Владимир Голобоков, начальник отдела реестров сертификатов ключей подписей Федерального агентства по информационным технологиям (Росинформтехнологии), полагает, что речь пойдет об электронной цифровой подписи (ЭЦП). Имеется в виду карта со встроенным чипом, реализующим криптографические вычисления прямо на карте. Этот подход был применен в одном из пилотных проектов универсальной социальной карты в Пензенской области, где было эмитировано 5 тысяч таких карт.

Кстати, что именно взять за основу новой карты — уже существующую банковскую или социальную — вопрос не праздный, ведь речь идет об эмиссии в масштабе всего населения страны, по крайней мере имеющего паспорт. Объединить эти две параллельные ветви электронного развития на площадке одной пластиковой карты непросто.

В одном «флаконе»

Банковскими картами можно пользоваться везде. Тимур Аитов, правда, отмечает: «В регионах страны примерно 25 миллионов россиян вообще не имеют доступа к банковской инфраструктуре — ее там просто нет». А социальные карты работают только в своем регионе. В случае с УЭК такое ограничение абсурдно: карта должна исправно работать вне зависимости от того, где человек находится. Может быть, не стоит делать так, чтобы абсолютно все данные были на одной карте? В Европе так и поступили — там социальная карта служит лишь средством идентификации личности и «курсором», ведущим к определенным файлам единой базы данных. «Не сами приложения должны размещаться на карте, а ссылки на соответствующие защищенные информационные ресурсы»,— уверен Владимир Голобоков. У нас этот номер пока не пройдет: каждое наше министерство и ведомство предпочитает самостоятельно собирать, хранить информацию о гражданах и не делиться с коллегами. Как в такой ситуации быть уверенным, что твоя УЭК случайно не забыла о том, что, скажем, долг воинской службы отдан стране сполна? В федеральном агентстве убеждены, что начинать нужно с регионов — объединять их информационные системы в соответствии с едиными правилами. А вот у Виталия Матвиенко противоположная позиция: «Начинать надо из Центра — создать единый реестр держателей УЭК, единую территориально независимую базу данных, в которой каждому ведомству доступна лишь своя часть». Думается, рано или поздно с этой задачей компетентные ведомства справятся. К примеру, в Казахстане эта задача решена вполне успешно. Но вот изольются ли после этого электронные блага на всех и каждого в нашей стране — неочевидно.

Ищи, кому выгодно

Заявленный проект не только амбициозный, но и очень затратный. Серьезные деньги требуются для развития банковской инфраструктуры в регионах. Придется оснащать специальными ридерами платежные терминалы, банкоматы, а также все присутственные места. Создание удостоверяющих центров ЭЦП — тоже задачка весьма ресурсоемкая. В дискуссиях фигурируют самые разные цифры: проект УЭК может обойтись бюджету от 100 до 350 миллиардов рублей. Неудивительно, что пилотным проектам УЭК дали жизнь именно банки: в республиках Башкортостан — «УРАЛСИБ», Татарстан — «АК БАРС», в Астрахани — Сбербанк. Это единственные источники финансирования таких сложных и дорогих проектов, на которые можно рассчитывать в регионах в отсутствие бюджетного финансирования, говорят представители губернских властей. «Эти проекты, несомненно, выгодны крупным коммерческим банкам,— поясняет Голобоков.— В прошлом году наше агентство заключило 16 договоров с регионами на продвижение универсальной социальной карты, а Сбербанк прописал свое приложение на универсальной социальной карте. При стоимости одной карты примерно 240 рублей банк получает клиента». Правда, проекты агентства с весны по ряду причин заморожены.

Понятно, банк будет стремиться вешать на карту приложения, стимулирующие оборот денежных средств, например, в виде оплаты услуг ЖКХ, госпошлин, штрафов и прочего. «Для коммерческого банка любое дополнительное приложение на карте — это побочный продукт, интересный с точки зрения окупаемости проекта»,— уверен Виталий Матвиенко. Он убежден, что финансироваться проект УЭК должен только из федерального бюджета. Дескать, в рамках всего государства проект будет окупаемым — сегодня множество ведомств выпускает свои карты, каждая стоит приблизительно 300 рублей.

Но тогда получится, что привлечение клиентов в банки будет идти за счет государства. Вот только Федеральная антимонопольная служба обратила внимание, что в законе нечетко прописан механизм доступа разных банков к проекту УЭК. Там фигурируют региональные уполномоченные организации, которые назначаются чиновниками. Это может означать ограничение прав граждан на выбор банка. А граждане ответят на это отказом активировать предустановленное банковское приложение. Иными словами, банкам, допущенным в проект, внедрение УЭК, конечно, будет выгодно, и их клиенты ощутят себя в потоке электронизации. А остальные?

Остальные смогут воспользоваться этими благами, видимо, лишь после того, как будут решены системные задачи, которые сегодня только поставлены. Речь идет в первую очередь о принципах построения национальной платежной системы, которая уравновесит интересы различных коммерческих банков, и механизмах действия электронного правительства. Причем нужно добиться, чтобы эти системы заработали синергетически, усиливая одна другую. Сделать это до 2012 года — задачка высшего уровня сложности.

Елена Покатаева
  
      
Какие риски нужно заложить в проект универсальной карты?

Думаю, существенные риски несет режим совмещения на одном носителе банковской и социальной карты, ведь обороты этих карт сильно различаются. Должна быть проведена очень глубокая проработка эмиссии УЭК. Второй фактор риска — высокая стоимость развертывания инфраструктуры, поддерживающей УЭК. Думаю, что победа будет за многоканальным устройством электронного доступа к услугам, то есть «карточный» механизм идентификации будет дополнен другими средствами.

Дмитрий Назипов
старший вицепрезидент банка ВТБ

До сих пор у нас в стране нет единого информационного пространства. Наши российские ведомства разобщены, также как и их информационные базы. Даже мелкую ошибку в единой базе исправить будет непросто — надо быстро решить, у кого данные «главнее». Привести информационное хозяйство ведомств к единому виду, договориться о регламентах информационного обмена — непростая организационно-техническая задача, и она не решена.

Тимур Аитов
вицепрезидент Ассоциации региональных банков России

Внедрить унифицированную карту значит создать систему. Но в нашей стране это осложняется тем, что у каждого региона своя история информатизации. Заменить ее абсолютно новой слишком сложно и дорого. Надо максимально задействовать все, что уже наработано, и по вопросу универсализации карточных приложений имеется большой задел, в том числе по единой системе идентификации.

Владимир Голобоков
начальник отдела реестров сертификатов ключей подписей Федерального агентства по информационным технологиям

  
Опыт

Окно в Париж
В Евросоюзе универсальные электронные карты не многофункциональные, а только идентифицирующие. Они так и называются — eID-карты. Например, французская карта — одна из наиболее свежих — содержит два чипа. На первом (бесконтактном) размещается биопаспорт второго поколения, содержащий отпечатки пальцев, на втором (контактном) — приложение IAS (Identification, Authentification, Signature), направляющее запросы к внешним серверам с приложениями. Биопаспорт служит загранпаспортом в любом регионе мира. Например, в пунктах пропуска нужно приложить карту к бесконтактному считывателю, а палец — к сканеру. При совпадении картинок ворота открываются. Так же, кстати, организованы пункты пропуска автотранспорта в Сингапуре.

Конкуренция

Ходить с козырей
По замыслу авторов нового закона, будет один новый инструмент, который должен быть настолько технологически гибким, что позволит реализовать все модели потребительского поведения каждого человека. Можно только представить себе, во что такой инструмент обойдется бюджету! С другой стороны, следует предположить, что такого рода проекты вполне могут способствовать улучшению экономического состояния отдельных его участников.

Основная проблема заключается в том, что закон предполагает построение с нуля целой системы. Причем с использованием непрозрачных механизмов розничных пластиковых карт, содержащих банковское платежное приложение. Отрицая тем самым уже существующий в России рынок электронного обслуживания населения. Ведь из всего массива услуг, на развитие и усовершенствование которых нацелен данный закон, только банковские услуги уже на протяжении многих лет предоставляются населению в электронной форме. Кредитные и иные организации в течение многих лет развивают инфраструктуру, созданную специально для автоматизации процессов оказания банковских и других, в том числе государственных и муниципальных, услуг с использованием платежных карт.

Сегодня в России работает более 100 процессинговых центров. Подавляющее большинство — со значительной недозагрузкой, многие могут закрыться. И уже сделанные инвестиции в ПО, оборудование и персонал будут потеряны. Но параллельно с этим процессом за счет средств бюджета будет проводиться работа по созданию аналогичной инфраструктуры. Представляется нерациональным отвлечение средств бюджета на повторное создание того, что уже существует на рынке и готово к использованию с минимальными вложениями. Более рациональным видится вовлечение в систему доступа к оказанию государственных и муниципальных услуг максимально широкого числа действующих участников рынка: платежных систем, процессинговых компаний, банковского сообщества. А высвободившиеся средства нужно направить только на те участки, на которых бизнес неспособен работать за счет собственных средств, например на построение инфраструктур в удаленных регионах, сельской местности и др.

Непрозрачные механизмы построения будущей платежной системы, опора на некие уполномоченные органы, необходимость разработки к закону множества подзаконных актов внушают опасения, что данный закон может быть использован для получения отдельными банками или компаниями необоснованных рыночных преимуществ.

Это архив сайта Kiosks.ru. Новая версия - по адресу http://kiosks.ru