Платежную систему отключат от Лондона

Правительство внесет в Госдуму до 1 сентября новую редакцию трижды переписанного законопроекта «О национальной платежной системе». Однако ФАС усматривает в нем признаки доминирования одного оператора, а в Госдуме полагают, что пластиковые карточки – это вчерашний день: гораздо удобнее проводить оплату товаров и услуг с мобильного телефона.

О необходимости создания в стране национальной платежной системы, российского аналога Visa или MasterCard, заявил в декабре прошлого года президент Дмитрий Медведев. Площадкой, на которой мог бы быть реализован этот проект, вызвался стать Внешэкономбанк. Соответствующий законопроект правительство, по поручению президента, обязалось внести до 31 марта, но натолкнулось на противодействие госбанков и участников рынка платежных систем. В итоге Минфин – разработчик законопроекта о национальных платежных системах – трижды переписывал законопроект.

Его новая редакция (имеется в распоряжении «Газеты.Ru») во вторник была торжественно вручена для ознакомления бизнес-сообществу во время конференции «Развитие российской национальной системы пластиковых карт и предоставление госуслуг в электронном виде», организованной РСПП.

По словам директора департамента финансовой политики Минфина Сергея Барсукова, в процессе доработки законопроекта удалось «успокоить иностранных операторов платежных систем в том, что дополнительных ограничений на трансграничные (то есть за рубеж) переводы не будет и регулирование электронных денег будет осуществляться в облегчённом формате».


Также в новой редакции законопроекта устранена монополия Внешэкономбанка и предлагается назначить несколько операторов по переводу денежных средств: ЦБ, Внешэкономбанк и кредитные организации.

Доработано также положение о том, какие суммы можно перечислять через платежные терминалы: без обязательной идентификации физического лица до 15 тысяч рублей, с идентификацией до 100 тыс. руб. Эти ограничения вводятся в соответствии с требованием закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

ЦБ проследит за терминалами
Из законопроекта следует, что электронные деньги являются финансовым инструментом исключительно для физических лиц. В случае допуска к электронным деньгам юрлиц государство получит новый вид мошенничества.

Кроме того законопроект допускает, что оператором платежной системы может выступать не банк. Но такой оператор, не являющийся кредитной организацией, «обязан привлечь в качестве расчетного центра кредитную организацию». Есть еще одно ограничение - необходимо иметь «чистые активы в размере не менее 10 млн рублей».

Надзор за деятельностью операторов возлагается на ЦБ. Регулятор будет осуществлять и надзор за соблюдением размера комиссионных за осуществление платежей через платежные терминалы. Закон вступит в силу через год после его опубликования. Но в некоторых случаях (трансграничные платежные системы) переходный период увеличен до двух лет.

К 1 сентября законопроект будет внесён в Госдуму, пообещал Барсуков. Но глава о платежных картах из этого законопроекта изъята, сообщил чиновник, чем вызвал неудовольствие бизнес-сообщества.
Дело в том, что Минфин, изымая из закона о национальной платежной системе пункт об электронных платежных картах, полагал, что аналогичная статья появится в другом законопроекте – «Об общих принципах организации предоставления государственных (муниципальных) услуг». Этот законопроект сейчас готовится в Госдуме к процедуре второго чтения. Но разработчиком законопроекта о госуслугах числится не Минфин, а Минэкономразвития, а это ведомство пока не видит надобности в детализации. Между тем оба законопроекта могут оказаться мертворожденными, если в них не будет прописан механизм предоставления госуслуг или денежных переводов с помощью пластиковой карты.

«Мы должны приложить все усилия к тому, чтобы глава о платежных картах, выпавшая из обоих законопроектов, не затерялась», – не без сарказма заявил вице-президент РСПП Александр Мурычев. В противном случае о предоставлении госуслуг населению в электронном виде и создании в России информационного общества говорить бессмысленно.

Участники рынка считают, что оба законопроекта, и минфиновский, и МЭР, вызывают больше вопросов, чем дают ответы. «Как будут защищаться права граждан, кто будет основным бенефициаром национальной платежной системы, что будет, если физлицо поменяет банк или место жительства, что делать, если идентификационные данные гражданина на платежной карточке не совпали с данными МВД, совершенно неясно. Отсутствует концепция!» – негодовал исполнительный вице-президент по правовым вопросам Ассоциации российских банков Андрей Емелин.

А по словам зампреда правления группы компаний Центр финансовых технологий Марии Михайловой, Минфин почему-то делает вид, что в России вообще нет рынка электронных платежей, между тем как рынок розничных финансовых услуг накопил огромный опыт и использует самые передовые технологии: сейчас в России функционирует порядка 100 процессинговых центров.
По данным Национальной ассоциации участников электронной торговли, оборот только одной компании электронных платежей ОСМП (торговая марка Qiwi) в январе-марте 2010 года составил 82 млрд рублей. «Почему нужно создавать только универсальные платежные карты, как того хочет один из госбанков, и создавать с нуля национальную платежную систему? Это глупо, и странно игнорировать накопленный опыт», – заявила Михайлова.

Этот камень – в огород Сбербанка. Его глава Герман Греф активно продвигает идею создания универсальной электронной карты, с помощью которой граждане, как ожидается, получат доступ к 80% госуслуг. Как заявил Греф на Петербургском экономическом форуме, затраты на этот проект составят 150 млрд рублей за пять лет. При этом затраты самих банков – участников проекта составят примерно 40 млрд рублей. Остальное, видимо, должно дать государство. Участие в проекте крупнейшего госбанка и финансирование из госбюджета автоматически исключают из национальной платежной системы частных операторов.

В свою очередь, у властей есть опасения, что доступ к проекту частных операторов подорвет систему информационной безопасности. Сегодня 85% бизнеса электронных платежей – западные игроки. Как выразился один из участников конференции, «нам не нужно, чтобы кто-то в Лондоне или в Брюсселе в один прекрасный день повернул тумблер и отключил всю российскую национальную платежную систему».


Камнем преткновения является также идентификационная информация о личности владельца платежной карты. В каком объеме она будет размещаться на карточке, пока не решено, но разговоры идут о том, что платежная карточка со временем чуть ли не заменит гражданский паспорт. Естественно, чиновникам не хочется, чтобы в том же Лондоне или Брюсселе оператор платежной системы мог отслеживать, какие покупки ты совершаешь по карточкам и сколько составляют твои коммунальные платежи за апартаменты в Майами.

Именно по этим двум причинам власти склоняются к мысли, что рынок платежных систем должен контролировать один оператор – госбанк или госкомпания. С этим не согласны в ФАС. «На рынке платежных систем не должно быть одного оператора – это совершенно очевидно. А если все же он будет один, если такой закон примут, то оператор не должен быть назначен», – заявила «Газете.Ru» заместитель начальника управления контроля финансовых рынков ФАС Ольга Сергеева.

Черту под дискуссией подвел член комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. По его мнению, пластиковые карты – это вообще-то «вчерашний день». Есть технологии, которые позволяют проводить оплату многих услуг с мобильного телефона, что гораздо удобнее,
полагает депутат. Такие проекты есть у компании «Транстелеком», которая смоделировала систему оплаты за проезд в общественном транспорте с помощью встроенного в мобильник модуля NFC. Эта же компания создала единую телекоммуникационной систему МВД РФ и систему электронного документооборота для ОАО РЖД. Так что проект Сбербанка по внедрению универсальной пластиковой карты, еще не получив законодательной поддержки, уже устарел.

Без повышения финансовой грамотности населения вообще никакие высокотехнологичные услуги не будут востребованы населением, предупреждает заместитель гендиректора по инвестиционному анализу ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Андрей Верников.

Но самый главный риск – проект платежных карт слишком затратный.
«В третьем квартале этого года банки должны погасить долги перед западными инвесторами на $5 млрд, а в четвертом на $8,5 млрд. В случае рецессии и падения цен на нефть, для банков будут закрыты долговые рынки примерно на 6 месяцев – и высокозатратный проект придется отложить в долгий ящик», – говорит Верников. Нельзя сбрасывать со счетов и коррупционный риск, если к реализации проекта национальной платежной системы подключатся институты власти.

Это архив сайта Kiosks.ru. Новая версия - по адресу http://kiosks.ru