Борис Белоцерковский: "Несмотря на влияние кризиса вендинговый рынок и рынок платежных терминалов показывают стабильный рост"

14.05.2009

Интервью Бориса Белоцерковского журналу "Финанс"


Фото: Максим Симон

Борис Григорьевич, в середине 2008 года вы заявили о том, что выходите из игорного бизнеса. В какой стадии находится этот выход?

- Как вы знаете, согласно российскому законодательству к июлю 2009 года игорный бизнес должен прекратить свое существование на территории России. На протяжении многих лет я занимался производством, в частности изготовлением оборудования для игорной индустрии. Поэтому, говоря о своем уходе из этого сегмента бизнеса, я прежде всего имел в виду прекращение производства игорного оборудования. Причиной стало отсутствие рынка сбыта в России для этого вида продукции. В то же время перспектива работать на сложившийся зарубежный рынок достаточно сложна, менее доходна и поэтому неинтересна.
Именно поэтому с 2007 года мы произвели всего несколько сотен игровых автоматов, которые, согласно ранее достигнутым договоренностям, пошли на экспорт. Для сравнения скажу, что раньше мы изготавливали около 1500 машин в месяц для отечественного рынка.

А ваше партнерство в Ritzio Entertainment Group можно считать участием в игорном бизнесе?

- В Ritzio Entertainment Group я являюсь миноритарным партнером, членом совета директоров. Дело в том, что сейчас я занимаюсь развитием нескольких проектов вне игорного бизнеса, которые новы и для меня, и во многом для российского рынка. Об этом я подробнее расскажу далее. И для меня эти проекты сегодня приоритетны, поэтому я с удовольствием сменил профиль своей деятельности и начал осваивать новые рынки.

Ведь я 15 лет занимался игровым бизнесом, был одним из пионеров производства отечественного оборудования, участвовал во всех крупнейших россий­ских проектах. Это было интересное время, и благодаря ему я получил колоссальный опыт. Теперь пришли другие времена; когда одни рынки стремятся к насыщению, другие только начинают находить свое место в России, вот на такие рынки и устремлен мой взгляд.

 ... и вы начали проводить диверсификацию...

- Диверсификация шла в нескольких направлениях. Наша производственная база позволяла изготавливать платежные терминалы без особых изменений в производственном процессе, именно с этого мы и начали в 2006 году. А приблизительно полгода назад вышли на стабильное производство вендингового оборудования - автоматов по продаже снеков.

Сегодня эти два рынка показывают стабильный рост, несмотря на влияние кризиса, который лишь немного замедляет их развитие. В обоих сегментах мы не наблюдаем ни стагнации, ни уменьшения рынка, тем более что емкость вендингового рынка не может уменьшиться, так как он только зарождается. Кризис просто внес свои коррективы в темпы развития этих видов розничных услуг.

 То есть продажи платежных терминалов не упали?

- Не упали, но и не выросли. С одной стороны, у клиентов нет денег, они получают финансирование за счет собственного кэш-флоу и поэтому в сегменте мы не наблюдаем резких скачков. С другой стороны, стоимость входного билета в бизнес низкая, так как один терминал стоит от 70 до 100 тыс. рублей. Поэтому люди, которые, не зная, куда же кидаться в момент кризиса, просто покупают терминал, устанавливают его в бойком месте и начинают зарабатывать свои несколько сотен долларов ежемесячно. Для них это может являться как дополнительной, так и основной статьей дохода. Сам терминал выступает в роли уличного ларька с пенсионеркой-продавщицей, вместо которой, не требуя зарплаты, круглосуточно обслуживает население.

Есть такое визуальное ощущение, что платежных терминалов много в Москве, а особенно в Петербурге...

Согласно статистике, в Северо-западном федеральном округе сегодня установлены и эксплуатируются 8 тыс. терминалов, А в Центральном - около 45 тыс. Их видимая избыточность всего лишь внешний показатель. На самом деле для такой страны, как Россия, платежные терминалы являются невероятно удобным средством платежа. Круг услуг, потребляемых населением нашей страны, постоянно растет. В свое время терминальный бизнес начинался на 95% с платежей за мобильные телефоны, а сейчас это и платежи в ГАИ, и покупка билетов в кинотеатры, и оплата кабельного телевидения, и теперь платежи по ЖКХ туда перебираются.

В конце концов, можно ожидать, что платежные терминалы из магазинов, поликлиник и крупных элитных домов, переместятся в каждый многоквартирный дом, если не подъезд, потому что это позволяет людям мгновенно заплатить за услугу, не стоя в сберкассовских очередях. Поэтому я считаю, что перспективы у этого рынка есть, и он будет развиваться и дальше, ведь наша страна способна поглотить еще минимум процентов на 50 больше терминалов.

 А нет ли здесь серьезных рисков?

- Риски там связаны с тем, что есть оборот наличных денег, который не контролируется должным образом, и это является объектом нападок для банков, и даже существует проект закона против терминалов. На самом деле история достаточно проста: все платежи проходят буквально через три-четыре процессинговых центра, которые могли бы давать отчет в банковскую систему о приходе наличных денег и контролировать, что компания, которая оперирует терминалами, все эти наличные деньги доносит до банка. Просто нежелание регулировать данный вид бизнеса приводит к спекуляциям на эту тему.

Банки активно выражают свое недовольство терминалами. Я думаю, у них достаточно средств и влияния, чтобы настоять на запретительных мерах?

- Они и пытались настаивать, и денег у них достаточно. Проблема заключается в том, что сегодня процент платежей населения, проходящий через терминалы, настолько велик, что, если завтра этот поток переместится в банки, то они просто задохнутся от количества платежей. Кроме того, банку каждая транзакция - потому что она ведется живым человеком - стоит денег, и достаточно значительных: 10 рублей, 15 рублей. Если человек идет и платит за свой телефон 30 или 50 рублей, как часто делают студенты ин­ститутов, то комиссии, которую банку платит оператор мобильной связи, будет просто не хватать. Это убыточная операция. Поэтому переход от автоматизированного процесса приема платежей к ручному - это шаг назад. Было б нелогично, если бы это случилось.

А как обстоит ситуация с распространением других видов ваших автоматов, какова динамика?

- Смотрите: сам по себе вендинговый бизнес - автоматизированная розничная торговля - в России находится в зачаточном состоянии. Если говорить конкретнее, сегодня мы отстаем от восточноевропейских стран в 10 раз по насыщению автоматами, от западноевропейских - во все 30, а по сравнению с США - в сто (!) раз. То есть российский рынок невероятно далек от насыщения этим видом сервиса. Казалось бы, сложилась идеальная ситуация для входа на рынок, но существуют и сдерживающие факторы. Дело в том, что у россиян еще не сформировалась привычка использовать торговые автоматы для покупки (если не считать забытые советские автоматы с газированной водой), поэтому для многих людей этот способ покупки является откровением, и, как ни странно, они достаточно долго к нему привыкают. Этот процесс, по предварительной оценке, может занять лет пять-десять, так как населению нужно привыкнуть к тому, что можно покупать услугу не у бабушки в ларьке, а в железном автомате.

Сейчас ваша компания ведет совместный проект с компанией N&W Global Vending. Расскажите, в чем его суть?

- Это простой проект. Наше собственное производство, на самом деле, не справляется с теми объемами продукции, которые требуются рынку. Поэтому мы решили проблему избыточного спроса, подписав контракт на покупку итальянского оборудования у одного из самых известных производителей вендинговых машин. В течение полугода мы закупаем 2000 автоматов Necta по продаже горячих напитков у N&W Global Vending, которые эта компания адаптировала специально для российского рынка. Мы также рассматриваем возможность производства такого типа автоматов и на собственном предприятии, но пока все мощности заняты под выпуск других видов продукции.

А сколько автоматов способен производить завод?

- Сегодня мы производим 700-800 платежных терминалов и примерно 200-300 вендинговых автоматов. Я надеюсь, что к концу года у нас возникнет необходимость изготавливать до 1000 вендинговых автоматов месяц, в то время как количество платежных терминалов не будет уменьшаться. Поэтому мы вынуждены уже сейчас пользоваться аутсорсингом металлических корпусов, чтобы своевременно справляться с поступающими заказами.

Нехватка мощностей, несмотря на кризис. У производителей такое редко сейчас бывает...

- Нам не удается избежать влияния кризиса, но проявляется оно немного по-другому. Мы идем навстречу клиенту и предлагаем более мягкие условия покупки, а это ведет к падению маржи при продаже. Этот вопрос мы пытаемся решить за счет увеличения объема продаж, соглашаясь на меньшую маржу. Притом, что наше оборудование относится к самой высшей качественной категории, а цена - к средней.

А зачем, если ваши мощности максимально загружены?

- Во-первых, максимально загружено производст­во металлических корпусов, в то время, как у сборочного производства есть свободные мощности. Во-вторых, у нас есть компания, которая сама занимается расстановкой оборудования, и за счет этого мы можем регулировать объемы производства.

То есть вы своей же компании продаете оборудование?

- И ей, и не только ей. Мы продаем и на рынок, пытаясь его раскачать. Мы хотим, чтобы эта услуга стала востребованной как можно быстрее. Для этого мы запустили франчайзинговую и лизинговую программу, которые будут стимулировать рост ознакомления населения с услугой.

А зачем вам растить конкурентов, если вы можете стать монополистом?

- Не бывает так. Мой предыдущий опыт говорит о том, что рынок по-настоящему начинает развиваться, когда есть конкуренция, когда есть много операторов и когда услуга представлена ее по­требителю. Люди должны с ней познакомиться. Невозможно в одиночку захватить рынок, так как у каждого есть свои ограничения в развитии и определенные материальные возможности. Я не могу купить все, что произвожу, и сам эксплуатировать. Это, конечно, вариант хороший, но в реальности так не получается.

Борис Григорьевич, расскажите, каких сейчас результатов, оборотов, количества автоматов достигла ваша оперирующая торговыми автоматами компания Uvenco?

- Эта компания, которая занимается эксплуатацией вендинговых автоматов, по-настоящему заработала полгода назад. Она основана больше чем год назад, но достаточно длительное время ушло на раскачку, так как сам вид деятельности был для нас новым. Сейчас мы оперируем 3500 автоматами с оборотом порядка $2 млн, и оборот прирастает каждый месяц. В декабре мы установили 423 автомата.

И каковы планы по обороту?

- Планы, как всегда, наполеоновские. Нам бы хотелось до конца 2009 года иметь в эксплуатации минимум 10 тыс. автоматов и минимальную EBITDA 150 млн рублей.

Какие проблемы существуют в этом бизнесе?

- Первая и основная состоит в том, что это новый вид сервиса. Когда ты приходишь и предлагаешь по­ставить в деловом центре торговый автомат, то владельцы или администраторы центра не всегда понимают, что это услуга для тех людей, которые в нем трудятся. Они пытаются сразу просить максимальную арендную ставку, считают, что это банкомат или тот же платежный терминал. Это особо чувствуется в крупных бизнес-центрах, где арендодатели привыкли за метр брать очень много денег. Вендинговый бизнес вообще очень чувст­вителен к арендной плате. Она должна оставаться на уровне не более 10% от оборота, иначе начинаются проблемы с доходностью. Вторая проблема, я ее уже коротко упоминал, и она еще более важна, - медленное привыкание граждан к услуге. Третья состоит в том, что система безналичных платежей в России еще очень плохо развита и вместе с отсутствием дебетовых карточек она ведет к необходимости применения монетных механизмов и купюроприемников. Дальше уже начинаются обычные логистические трудности, которые есть в любом розничном бизнесе: передвижение обслуживающих машин в пробках, контроль за воровст­вом и т. д. Как и любая розница, это бизнес, состоящий из очень многих мелких деталей, маленькой экономии, невысоких зарплат и очень тщательной эффективной работы.

Каковы плановые показатели оборота автомата?

- В среднем один автомат за год должен давать оборот около 280 тыс. рублей. Автомат по продаже горячих напитков приносит меньше денег, но на нем маржинальный доход принципиально больше.

Не кажется ли вам достаточно небольшим такой показатель при довольно сложных бизнес-процессах?

- А это такой бизнес. Он весь из этого, к сожалению, состоит. Действительно на каждом отдельном автомате ты зарабатываешь в месяц 5-7 тыс. рублей, но когда умножаешь на 10 тыс., получается неплохой результат.

экономика вендингового бизнеса

Использует ли ваша компания безналичную форму оплаты за услуги?

- У нас есть несколько сотен автоматов, которые в офисах работают именно таким образом. Они, конечно, очень удобные, но опять-таки требуют привыкания. Принцип использования такой машины прост - ты вставляешь в автомат карточку, и тебе не нужно ожидать получения сдачи.

Это гораздо удобнее, чем использовать монеты...

- Конечно, именно поэтому мы работаем и над решением этой задачи. В других странах существуют методы оплаты с помощью sms, которые в России пока не появились. Очень надеюсь, что когда-нибудь будет достаточно телефон поднести к автомату и можно будет выпить чашку кофе.

Как вы видите вообще развитие кризиса в России? Сколько он будет продолжаться и каким образом?

- Так как это не от нас зависит, он, видимо, закончится через полгода после Америки. А когда это произойдет там, надо спросить у Обамы. Мне кажется, где-то в районе 2010-го года. В начале, будем надеяться, а не в конце.

И насколько глубина будет серьезная?

- Зависит от цены на нефть, а она, в свою очередь, зависит от американского доллара, а доллар зависит от того, что там будет с экономикой. Скорее мне надо спрашивать у вас, чем вам у меня. Я просто думаю, что в России он только начинается. То есть, цепочка, состоящая из людей, которых увольняют, невыплаты кредитов банкам, потеря доверия к ним и прочее - все это довольно вероятный сценарий в России, который из финансового сектора уже перемещается в реальный сектор.

Какие новые бизнесы вы сейчас планируете запустить?

- Пока новых бизнесов запускать точно не стоит, а нужно развивать те, которые уже имеются, потому что оба проекта - и по паблишингу, и по вендингу - очень объемные. Особенно вендинговый. Он требует в этом году инвестиций порядка $30-40 млн. Это достаточно большие деньги в условиях кризиса, поэтому год будет очень серьезным в этом смысле. Сегодня деньги на рынке привлечь очень сложно.

Это архив сайта Kiosks.ru. Новая версия - по адресу http://kiosks.ru