По данным Центробанка (ЦБ), на 1 июля с. г. в России в обращении находилось 7 трлн. 792,2 млрд. наличных рублей — против 8 трлн. 315 млрд. на 1 января 2014 года, падение объёма наличности составило, таким образом, 6,3%. В основном из оборота вышли бумажные деньги (они занимают в обороте 99%), а мелочь немного в нём увеличилась, но её 1% финансовой погоды, естественно, не делает.

Спросите: если пойдёт такими темпами, то лет за 10 деньги и вовсе могут исчезнуть? В смысле — наличные. Не факт. Пока картина волнообразная: так, на 1 июля 2013 года, гласит статистика ЦБ, наличных рублей в обращении было на сумму 7 трлн. 430,9 млрд. — меньше, чем нынешним летом; затем всплеск потребностей на наличные — и снова падение спроса на них.
Подобные «качели» были и в предыдущие годы, в известной мере это даже сезонный процесс. Но в целом картина по «валу» денежной наличной массы такова, что сегодня сумма наличных в обращении почти вдвое больше, нежели, скажем, была 5 лет назад (на 1 июля 2009 года — 3 трлн. 916,7 млрд.).

Однако это говорит больше о росте экономики, объёма ВВП, как говорится, лучше экономика — выше доходы населения — больше и потребности в наличности. Так, ВВП, по данным Росстата, с 2009 года по 2013-й вырос на 15% (с 38 трлн. рублей до 43,5 трлн.), зарплаты, пенсии — почти на треть, в целом реальные располагаемые доходы населения увеличились примерно на 35%. Соответственно, граждане позволили себе держать в повседневном обороте, не складывая в банки, вдвое больше наличности.

Вопрос сегодня стоит в иной плоскости.

А именно: соотношение наличной денежной массы и вообще количества денег в обороте начинает меняться в пользу так называемых «карточных» денег, «безнала».
И как пишет правительственная «Российская газета», через примерно 5—10 лет в наших карманах уже не будут шуршать бумажные деньги и звенеть монеты. Их место займут банковские карточки.

О такой перспективе поведал вице-президент Ассоциации региональных банков (АСР) Олег ИВАНОВ — как раз его организация обратилась недавно в ЦБ и Минфин РФ с концептуальными идеями по продолжению перевода большинства расчётов россиян на безналичку. Ну, то есть в России наконец-то материализуется картинка, знакомая нам по голливудским и европейским фильмам, где «наличка» может быть только у мафиози и прочих преступных элементов, а у честного труженика и налогоплательщика — банковская (кредитная) карта; ну разве что доллар-другой либо пара евро в заднем кармане…

Естественно, российская экономика от этого только выиграет. Подсчитано, что уход от наличных денег даёт 1—2% к годовому росту экономики. Ведь сегодня не такое уж малое число людей занято абсолютно непроизводительным трудом: они выдают или принимают наличные деньги, перевозят их и охраняют… Предприятия держат их в штате и платят им зарплату — или вынуждены раскошеливаться на инкассаторские услуги банков.

Вместе с тем понятно, почему наличные деньги никак не умрут. Большинство граждан отнюдь не скрывается от налогов, оно не страдает паранойей («государство следит, где я нахожусь»). Наличка нам нужна лишь потому, что карточкой можно расплатиться далеко не везде.

Прогресс, конечно, в этой сфере огромный. Всего каких-то 10 лет назад магазины, аптеки или АЗС, где можно было пустить в ход карту, в Екатеринбурге можно было пересчитать по пальцам. Да и были карты у меньшинства. С удивлением мы взирали, попав в Качканар, как в непритязательном гастрономе там выстраивалась очередь простых рабочих с «пластиками» в руках. Ларчик просто открывался: местное градообразующее предприятие начало выплачивать зарплату на карточки, но одновременно позаботилось, чтобы этими карточками можно было расплачиваться практически везде.

Сегодня и в Екатеринбурге можно прожить неделю, не потревожив в кармане банкноты. Но проблема всё равно есть, о чём говорят очереди у банкоматов.
Обострился и другой вопрос. Платёжные системы, которыми мы пользуемся, принадлежат западным странам. Каждый день те, кто их создал, могут получать самую подробную информацию об экономической и социальной ситуации в России, просто анализируя миллиарды текущих операций. А в какой-то напряжённой ситуации нам эту систему могут просто выключить, и это станет настоящим коллапсом экономики.

И вот уже говорится как о важнейшей, ключевой вещи о том, что россиян будут обеспечивать не абы каким «пластиком», а тем, который работает на основе создаваемой сейчас ЦБ Национальной системы платёжных карт (НСПК).

«Учитывая, что на руках у россиян уже больше 200 миллионов карт, работающих на основе международных платёжных систем, задача перед регулятором стоит нетривиальная. В итоге, чтобы новые карточки были доступны для большинства наших граждан, может понадобиться ещё два—три года», — полагает г-н Иванов.

Предполагается, что внутри России карты НСПК будут обслуживаться национальным оператором, а при выезде за границу — уже международным. А чтобы заводить карты для работников было выгодно, в АСР предлагают стимулировать работодателей — например, на первых порах хотя бы налоговыми поблажками «за активное использование безнала».

Понятно, что не все регионы, не все территории готовы сейчас к подобной поголовной карточной системе. И не всегда она может себя на данном этапе оправдать. Требуется чёткий расчёт движения по пути создания НСПК. Но однозначно в плюс будет то, что безналичные расчёты будут отслеживаться государством. Это будет означать на деле и больше гарантий работникам от обманов и обсчётов работодателями, а также значительно уменьшит количество скрываемых от налогообложения денег.

А сегодня, согласно опросу Левада-ЦЕНТРА, у трети россиян банковских карт нет.

Виктор ТОЛСТЕНКО.

Источник: Вечерний Екатеринбург

Это архив сайта Kiosks.ru. Новая версия - по адресу http://kiosks.ru