Глава компании «Уникум» Борис Белоцерковский: рост рынка платежных терминалов и автоматов самообслуживания составляет от 30% в Москве и до 80% в регионах...


22.07.2006

Глава компании «Уникум» Борис Белоцерковский — известная фигура в российском игорном бизнесе. Помимо «Уникума», крупнейшего российского производителя игровых автоматов, он владеет миноритарным пакетом холдинга Ritzio Entertainment Group, оператора сети слотсалонов «Вулкан» (контрольный пакет — у предпринимателя Олега Бойко). Сейчас для обеих компаний настали трудные времена: правительство уже больше полугода не может установить новые правила лицензирования производства игровых автоматов, из-за чего этот бизнес оказался почти вне закона, а в Госдуме первое чтение прошел отраслевой законопроект, который предусматривает введение квотирования числа игорных заведении из расчета одна точка на 200 тыс. населения.

«Рынок почти убит»,— категоричен Белоцерковский.

Сейчас и Бойко, и Белоцерковский вернулись к оперативному управлению «Уникумом» и Ritzio. В интервью корреспонденту «Бизнеса» Анастасии Васильевой Белоцерковский высказал свое мнение относительно действий властей, а также рассказал, почему он снова возглавил «Уникум».

— Недавно вы вернулись на пост президента «Уникума», с чем это связано?

— Во-первых, предыдущий президент (Юрий Ларичев.— «Бизнес») получил хорошее предложение и ушел в Microsoft. А во-вторых, сегодня у компании нелегкий период, связанный с проблемами на рынке, из-за того что уже целый год в стране нет закона, позволяющего производить игорное оборудование, и нет закона, который бы регулировал оперирование игорными заведениями. Отсутствие четкого регулирования, как и следовало ожидать, привело к дискредитации нашего бизнеса. Производили мы примерно 12-15 тыс. игровых автоматов в месяц, а сейчас — нуль, потому что это запрещено законом, и я вынужден взять на себя ответственность и вернуться к тому, чем всегда занимался: принимать решения по стратегии бизнеса и многим тактическим вопросам. На сегодняшний день рынок игрового оборудования успешными действиями законодательной и исполнительной властями почти убит. Поэтому мы вынуждены активно искать другие виды бизнеса.

— Какие именно?

— Уже начали производить платежные терминалы, чье производство похоже на игровые автоматы. Теперь вот обратили свое внимание на selfservice, или вендинговый бизнес (производство торговых, парковочных и билетных автоматов, фотокиосков, вендинговых аппаратов для продажи напитков, а также системы автоматической оплаты). Сегодня на Западе это один из самых быстроразвивающихся сегментов бизнеса с годовым ростом 30-35%.

Кроме производства платежных терминалов мы открыли компанию по их оперированию под названием Upay, а также компанию по лизингу платежных терминалов. Планируемое количество продукции составляет 20 тыс. терминалов в год. В отличие от Запада в России эта индустрия только набирает обороты, а рост рынка составляет от 30% в Москве и до 80% в регионах, что вполне естественно, ведь бизнес растет с нуля. К примеру, объем рынка США за 2005 год в сегменте платежных, информационных и интерактивных терминалов составил $400 млн, причем 50% всех терминалов установлены в местах розничной торговли, а еще 50% — в государственных учреждениях и сфере обслуживания.

— Какие убытки вы понесли?

— Если говорить о недополученной прибыли, то она исчисляется десятками миллионов.

— Знаете ли вы о каких-нибудь шагах Роспрома, который должен начать выдавать лицензии уже в августе?

— Нет, ничего не слышал. Вообще, я считаю: главное, что должен содержать порядок лицензирования,— ограничения, которые не позволяли бы производить и продавать контрафактную продукцию.

«Уникум” строился на собственные деньги»

— Как создавался «Уникум»?

— Это было 15 лет назад. Создавался двумя-тремя людьми, и был очень маленький бизнес — тогда. Основным владельцем был я и еще несколько человек. Родился бизнес из наблюдения за тем, что на российский рынок стали приходить иностранные компании и расставлять игровое оборудование, а у отдельных людей был интерес купить такой оборудование.

— На чьи деньги создавалась компания?

— «Уникум» строился на собственные деньги. 15 лет назад был получен кредит Жилсоцбанка в интересный исторический момент, оказавшийся для нас очень выгодным: когда мы его брали, доллар стоил 22 руб., а отдавали кредит, когда доллар стоил больше 1 тыс. руб. В последнее время пользуемся услугами банков, с которыми у нас завязались уже многолетниеотношения: Сбербанк и Транскредитбанк.

— Расскажите, как устроен рынок производства игровых автоматов?

— Есть пять-десять крупных западных компаний, представленных в России, есть несколько российских компаний, и есть теневой рынок.

— Какова доля «Уникума»?

— До законодательных проблем она составляла 10-15%.

— А на рынке платежных терминалов?

— Сейчас она небольшая, но мы планируем занять те же 10-15%.

— Каковы стоимость ваших игровых аппаратов и срок их окупаемости?

— Самый дешевый стоил $5 тыс., самый дорогой — $15 тыс. Срок окупаемости — от полугода до года. А если с учетом персонала и сервиса, то это все два года.

— Раскройте финансовые показатели компании.

— Оборот в 2005 году был около $120 млн, прибыль — примерно 10-15% оборота, как и у других компаний. EBITDA — приблизительно $20 млн.

— На каких международных рынках представлен «Уникум»?

— Ближнее зарубежье: Украина, Казахстан, Латвия, также продаем в Африку и Южную Америку.

— Какие рынки наиболее перспективные?

— Это в первую очередь, конечно, Россия — на нее приходилось около 90% продаж, потом Украина и Южная Америка, на экспорт которых, соответственно, приходилось 10%.

— По оценке Deloitte., индустрия азартных развлечений стабильно привлекает 1-2% ВНП. Тогда как потенциал российского рынка — $20 млрд. Вы согласны с этой оценкой?

— В принципе оценка более или менее правильная. Но реально игорный бизнес в России не так развит, как за рубежом. Кроме казино и игровых заведений на Западе очень распространен и лотерейный бизнес, и букмекерские конторы. Там игровые аппараты занимают небольшую долю рынка, а в России — 90% от доходов всего игорного бизнеса. Мы оцениваем рынок сейчас в $4,5-5 млрд, и он будет постепенно расти до $10 млрд. Например, по оценке Deutsche Bank, в 2009 году российский рынок игорного бизнеса составит $9 млрд.

— Ваш прогноз развития рынка.

— Бизнес пойдет в сторону развлекательной индустрии. Уже недостаточно, чтобы на каменном полу стоял автомат. Игорный зал должен предоставлять множество услуг: например, показывать футбол, дать возможность отдохнуть в уютном баре, предложить дополнительные виды досуга (бильярд, боулинг).

— Что произойдет, если Госдума все же примет отраслевой закон в нынешней редакции, и в нем останется квотирование игорных заведений из расчета одна точка на 200 тыс. населения?

— Это принципиально изменит картину: вместо существующих сегодня 20-30 тыс. игровых залов по стране, будет лишь 700 лицензий. Это приведет к созданию игровых казино-мегацентров, а также огромного количества подпольных залов. Ведь населенный пункт с количеством человек меньше 200 тыс. лишится всех своих игровых залов, а 7,5% нынешнего населения все равно будут хотеть играть.

— Какие правила по размещению объектов игорного бизнеса вы считаете разумными?

— На мой взгляд, московский и петербургский городские законы были допустимыми и логичными. Местные власти лучше понимают потребности игорного бизнеса, чем федеральные. Многие разработанные московским и питерским правительствами требования к игорным заведениям (в частности, ограничения по размещению и минимальной площади объектов игорного бизнеса) помогли упорядочить оперирование игорных заведений в обоих городах, несмотря на закрытие 50% объектов.

Ведь принятые в конце 2005 года столичные законы были направлены против недобросовестных участников рынка: тех, кто изрядно испортил имидж всей игорной индустрии, тех, кто ориентирует свои интересы на малоимущие слои населения, ставит игровые автоматы в непредназначенных для игры помещениях и на улице, оперирует несертифицированной и контрафактной техникой. От закона справедливо пострадали отдельно стоящие на улице, в магазинах и рынках игровые автоматы. Известные широкой публике «столбики», существование которых сильно подорвало репутацию игорного бизнеса, сегодня исчезли с улиц Москвы и Санкт-Петербурга. Те компании, которые и до этого старались предоставлять высокое качество услуг и качественные сертифицированные игровые автоматы, достаточно быстро адаптировали свое оперирование к новым условиям, переместили залы в определенные властями места, увеличили их площадь. Вы, наверное, уже слышали заявление крупных операторов игорного бизнеса о том, что они готовы выполнять отмененные Верховным судом ограничения московского закона №58 об объектах игорного бизнеса и согласовывать расположение игорных заведений с комиссией правительства Москвы по игорному бизнесу. Игорный бизнес заинтересован в том, чтобы сотрудничать с властями и избежать хаотичного развития игорных заведений, дискредитирующих всю индустрию.

— А как вы относитесь к идее вынести все игорные заведения на расстояние одного километра за городскую черту?

— Обычно за этим стоят некие местнические интересы. Например, в Татарии вынесли игорный бизнес на ту землю, которую уже кто-то купил. Эти совпадения так и будут происходить, пока за законами стоят конкретные интересы конкретных людей.

Это архив сайта Kiosks.ru. Новая версия - по адресу http://kiosks.ru